«Женщина может дать сигареты, и другая согласна за это лечь с ней». Как живут лесбиянки в российских тюрьмах · «7×7» Горизонтальная Россия

Они умело плетут любовные сети и попадают прямо в сердце, такого мнения об осуждённых ловеласах многие читинки. Возможна ли безграничная любовь в местах лишения свободы? И так ли корыстны отбывающие наказание претенденты в мужья? — специально для «Гуранка.ру» выясняла Яна Легун.

Роман за решёткой

В сети есть несколько крупных сайтов знакомств для тех, кто коротает свой век за решёткой, и десятки форумов, на которых женщины делятся всеми тонкостями тюремных романов.

«Я хочу найти свою вторую половинку, которая приняла бы меня с открытым сердцем и поддержала в трудной ситуации», «Ты та, которая приходит в мои сны», «Любимая, ответь мне»… Именно на такие сообщения и клюнула ростовчанка Наталья Тихая.

«С Романом я стала переписываться случайно. Поссорилась с парнем, назло ему зарегистрировалась на сайте знакомств, там и получила первое письмо от зека. То, что он сидит, узнала далеко не сразу. Но это уже не имело значения, — признаётся 28-летняя женщина. — Ждала его сообщений днём и ночью, спала с телефоном. Рома писал, что только мои фото возвращают его к жизни, что когда выйдет, то всё сделает для нашего счастья, будет на руках носить и каждый пальчик целовать».

Наташа признаётся, что родители до последнего умоляли дочь не общаться с арестантом. Бабушка слегла с инсультом, узнав, что единст­венная и горячо любимая внучка, выросшая в хорошей семье, регулярно отправляет посылки зеку, которого никогда не видела. Но на её телефон то и дело приходили слова любви, от которых замирало сердце. Правда, кроме признаний, были ещё и просьбы о материальной помощи.

«Все деньги Роман обещал вернуть. Сначала я переводила небольшие суммы на чай и сигареты, потом на лекарства. Зарплата таяла так быстро, что пришлось влезать в долги», — вспоминает ростовчанка.

И только когда Тихая взяла первый кредит, чтобы в очередной раз помочь Роману, отец, использовав связи, «пробил» всю информацию про нового друга дочери. Оказалось, что тот сидит за убийство, а не за воровство, как писал, да и на воле у него осталась жена с двумя детьми.

«Эти письма для многих осуж­дённых лишь развлечение:  какая-нибудь «заочница» расчувствуется да передачку и пришлёт. А давить на жалость эти товарищи могут, психологи они отменные, — говорит начальник пресс-службы областного Управления ГУФСИН Борис Марухян. — Пишут о том, что стали жертвами обстоятельств и клеветы, что ждут любви и сами готовы дарить её бесконечно. Вот только девушки не догадываются, что часто строчит эти романтические записки всем один умелец за пачку чая. Правда, бывают и исключения…»

«Счастливый» несчастный случай

Владимира и Анастасию свела вместе либо судьба, либо невнимательность. 19-летний парень звонил своему другу (он подкупил сотрудника тюрьмы, чтобы получить телефон), но неправильно набрал одну цифру и услышал приятный женский голос на другом конце провода.

«Мне понравился его баритон, и я не стала вешать трубку. Я помню, мы разговаривали полночи», – вспоминает Анастасия.

Ее не смутил тот факт, что он звонил из тюрьмы. Тем более что он даже не пытался это скрыть, а сразу рассказал ей свою историю: его подставил лучший друг, которого тоже обвинили в воровстве. Кроме того, парень был молод, а ошибиться может каждый, подумала Анастасия.

cc9d1338b1b175d89d69f6c885e89e08.png

Через месяц после первого звонка Анастасия посетила Воронежскую тюрьму. Она увидела молодого человека через стеклянное окно и сразу поняла, что это не ошибка: ее всегда привлекали высокие голубоглазые мужчины со светлыми волосами.

«Вскоре вся моя квартира была завалена его письмами. Он писал, как сильно любит меня и как ему не терпится меня увидеть. Он присылал мне красивые открытки, даже нарисовал мой портрет. Тогда все это казалось совершенно романтичным», – вспоминает Анастасия.

Он никогда ничего не просил взамен, но все же Анастасия присылала ему посылки с дорогими сырами, колбасами, чаем и сигаретами.

Через год они поженились, а еще через 18 месяцев, после его освобождения, пара уже была на пути в Москву, чтобы начать новую жизнь.

Незавидная доля

На Руси заключение в острог считалось наказанием мягким и не соответствующим тяжести проступка. Кроме того, заключенных нужно было охранять и кормить. Поэтому лишение свободы было введено только в 1550 году Судебником Ивана Грозного. Срок заключения не оговаривался, подразумевая пожизненное лишение свободы. Другие виды наказания соответствовали духу времени: преступникам рубили голову, руки, вырывали ноздри, клеймили, пороли кнутом. Состоятельные люди могли откупиться — заплатить штраф в казну или потерпевшему.

На женщин действие судебников де-факто не распространялось За злодеяние, том числе и прелюбодеяние (измена мужу), женщин отправляли в монастырь. Впрочем, Русская Правда Ярослава Мудрого (XI век) не исключала казнь женщины, если она «без своего мужа или при мужи дитяти добудеть да погубить».

Слово царя на Руси было выше всяких законов. Иван III приказал «казнити, потопити в Москве реке нощью лихих баб, приходивших с зельем к великои княгине Софье».

При Алексее Михайловиче Романове женщин, убивших мужей, а также «совратителей к своей бусурманской вере» предписывалось сжигать на костре. Допускалось также ломать им шею, вешать и закапывать живьем. Даже если женщина ничего не совершила. а была лишь замужем за приговоренным к каторге, в Сибирь она отправлялась следом за супругом вместе с детьми.

В 1744 году императрица Елизавета Петровна, известная указом о приостановлении смертных казней, подписала указ о раздельном заключении женщин и мужчин. При ней же Сенат предписал «непотребных девок» отправлять на фабричную работу и в прядильные дома. Спустя 40 лет Екатерина II написала проект тюремного устава, предполагавшего «разобщение» мужчин и женщин, но внедрить не успела.

Положение женщин должно было измениться в 1887 году, когда была введена должность женской надзирательницы. Но кандидаток на такую должность было мало, и арестантки по-прежнему были во власти мужчин, которые нередко насиловали преступниц.

Уже в конце XIX века осужденные дамы делились на две категории: политические и уголовницы. Если на этапе в Сибирь политических не трогали, то насиловать уголовниц не считалось зазорным. Сопротивление было бессмысленно, ибо в отношении бунтарок законом допускалось рукоприкладство. Только в 1893 году для женщин были отменены телесные наказания.

Кроме надзирателей и конвоиров, арестанток насиловали и следовавшие в том же потоке каторжане. Потому большинство женщин старались выглядеть отвратительно: от них разило потом и мочой, руки и лицо были в ссадинах и грязи.

Отдаться, чтобы выжить

Никакие толстые стены и высокие заборы не могли убить в человеке влечение к противоположному полу. Известный русский юрист Михайл Гернет в своей книге «В тюрьме. Очерки тюремной психологии» писал: «Там же, где они (тюрьмы) находятся на одном дворе или на близком между собою расстоянии, тюремная администрация оказывается совершенно бессильною помешать любовному общению заключенных арестантов и арестанток: знакомства завязываются с поразительною быстротою посредством мимики, перекрикиванием, посредством переписки и даже личными встречами, которые удаются не так редко, несмотря на все тюремные засовы и запреты. Завязываются романы. В поисках за успехом у намеченного предмета «любви» прибегают к обычным в таких случаях средствам: комплиментам, маленьким подаркам в виде табаку, чаю, сахара и проч. Уверения в верности до гроба сменяются сценами ревности и острожною бранью»

Один из разделов его книги посвящен российской женской тюрьме начала XX века: «…женщины-трибады, исполняющие, при противоестественных отношениях с товарками по заключению, роль мужчин… эти женщины имеют все выходки мужчин и ходят, и причесываются, как мужчины, и курят, и носят рубашки-косоворотки, подпоясанные шнурком». Ухаживание начиналось с записок, с уверений в безумной любви и просьб никому не принадлежать. В записках она писала, что целует ее маленький ротик и глазки и хочет всю расцеловать».

Советская власть в отношении преступников не стала изобретать велосипеда, взяв методики царского режима, ужесточила их. Правда, каторга была переименована в исправительно-трудовой лагерь, но сути это не меняло. Наравне с мужчинами женщины работали на лесоповале, рыли каналы и строили здания. Соседство мужских и женских лагерей отчасти снимало проблему половой напряженности. Свидания были хоть и трудны, но вполне возможны. Кроме того, зечек охраняли тоже мужчины, часто требовавшие от них близости.

Для обитательниц сталинских лагерей секс был не просто плотским удовольствием, но и шансом на выживание. Оказавшись в лагере за неосторожное слово или глупый поступок, женщина поначалу терялась от обилия невзгод. Потом срабатывал инстинкт самосохранения, и арестантка готова была пойти на все, чтобы выжить. Так, чтобы избежать наряда на тяжелые работы, она зачастую была готова переспать с кем угодно: с начальником лагеря, с «кумом», да хоть с конвоиром. Такими же желанными мужчинами были и вольнонаемные — учетчики, начальники складов, бухгалтеры. Ибо наряд на работы, теплая одежда, да в конце концов лишняя буханка хлеба стоили того, чтобы потерпеть несколько минут соития.

Коблы, или «оно»

Получив огромные сроки, узницы ГУЛАГа не надеялись на благополучный исход. Они знали, что через 10 лет их юное тело от тяжелого труда и недоедания превратится в морщинистую развалину. Кроме того, от связи с мужчиной был шанс забеременеть. А беременность становилась билетом в другой мир. Таких осужденных отправляли в особые лагеря, где они почти не работали, зато получали повышенные нормы питания. То, что спустя месяц ребенка забирало государство, женщине было не важно. Она его рожала не для продолжения рода, а чтобы выжить. Дело дошло до того, что администрация лагерей строго-настрого запретила сотрудникам половые контакты с осужденными, а чудом оказавшийся в лагере мужчина рисковал быть разорванным зечками, охочими до беременности.

Соседство женских и мужских зон делало женские однополые связи нонсенсом. Но все-таки это явление уже тогда имело место. Одна из заключенных ГУЛАГа Елена Олицкая, отбывавшая срок в 1930-х, вспоминала свое прибытие на Колыму. «На первых порах нас ошеломили резко бросающиеся в глаза женщины — «оно». Противные, омерзительно наглые существа. В Магадане их было меньше. Их обычно высылали в глубинные лагпункты. Наглые лица, по-мужски остриженные волосы, накинутые на плечи телогрейки.. Они имели своих любовниц, своих содержанок среди заключенных. Парочками, обнявшись, ходили они по лагерю, бравируя своей любовью. Тюремное начальство, как и огромное большинство зеков, ненавидело «оно». Лагерницы боязливо сторонились их».

То, что Олицкая назвала «оно», в тюремной традиции имело другое название — коблы, или коблухи. Смоля папироской, они любили матернуть жизнь и затянуть частушку:

Ой. спасибо Сталину,
Сделал с меня барыню
Я корова я и бык.
Я и баба, и мужик.

Писатель Михаил Демин, осужденный по малолетке в 1942 году, в книге «Блатной» описал эту категорию осужденных.

«Коблы эти были суровы, напористы, агрессивны. Их боялось все население лагеря. Они хлестали водку, принимали наркотики, резались в карты. И безжалостно помыкали своими любовницами — безвольными и забитыми ковырялками.

Как правило, каждый из коблов имел нескольких таких любовниц — занимался ими по очереди и крепко держал в руках свой гарем Но были случаи, так сказать, моногамной любви, порою в женских бараках возникали диковинные альянсы, справлялись странные свадьбы. В бараке, куда я однажды забрел, разыгрывалась как раз такая свадьба. Все было как положено: кто-то пел, кто-то дробно выбивал цыганочку. И посреди всеобщего веселья — у накрытого стола — всхлипывала молоденькая лесбияночка.

Сидящий рядом с ней «жених», коротко стриженный, одетый в расписную косоворотку, посмотрел на меня угрюмо и с беспокойством… Он явно воспринимал меня как врага, как потенциального соперника! И все время, пока я находился здесь, я чувствовал на себе неотрывный, вязкий его взгляд».

Ковырялки

До 50-х годов XX века большинство зечек к ковырялкам — то есть пассивным лесбиянкам — относились с молчаливым презрением. Те, безусловно, знали об этом, но плюсы от связи с сильной партнершей были весомее. Как правило, это была физическая и моральная защита. В меньшей степени — более сытная и менее утомительная жизнь. Ради ковырялки брутальная коблуха могла пойти на многое: кинуться в драку, нагрубить надзирателю, достать курево и продукты. Чтобы не допустить переброски в другой лагерь, коблуха легко соглашалась на «мастырку» — разрезала кожу и сыпала туда марганцовку, вызывая язву. Некоторые, чтобы получить ожог желудка, глотали грифель от химического карандаша. Все это завершалось лазаретом, и этапирование в другую зону отменялось. Но для других членовредительство заканчивалась деревянным крестом на погосте.

Пожилые коблухи внешне ничем не отличались от мужчин. Такая же фигура, руки, черты лица. Разве что ростом пониже да отсутствие плеши на голове. Стрижки — и те были, как у мужчин, короткие — канадка или бобрик. Разговаривали они мужским голосом и были в авторитете.

В отличие от коблух, их возлюбленные-ковырялки редко были способны на сильные поступки. Зависимые от любовниц, они лишь исполняли их желания, даря нежные ласки. И если коблуха освобождалась раньше, то ковырялка редко хранила ей верность. Впрочем, были и исключения. Заключенная Тамара Богужинская, наследница дворянской фамилии, интеллигентная и проницательная, в сталинском лагере сожительствовала с мощной и сильной эстонкой Вандой Петерс. Уже будучи старухой, Богужинская призналась журналисту: «Я два раза была замужем. Но по-настоящему ребенка я хотела только от Ванды».

К началу 1970-х лесбийские связи в женских колониях были вполне обыденны. В повести Юлии Вознесенской «Ромашка белея» описан сексуальный ликбез, который прошла юная зечка Татьяна.

«В детской колонии старшие колонистки и обучили Татьяну всем премудростям «женской любви».

— Я поначалу, как все новички, «низом шла», потому потом смогла и с мужиками дело иметь, — объясняла нам Татьяна. — А многие и «снизу» — после мужика не хотят. «Попробуешь пальчика — не захочешь мальчика»».

Стоит отметить, что плотские удовольствия — не самое главное в женской любви на зоне. Лишившись свободы, особенно если срок длинный, многие дамы теряли и мужей. Редко кто был готов ждать женщину, которая освободится через несколько лет, да еще с надломленной психикой. Дети, взрослея в отсутствие матери, начинали стесняться ее. В итоге на свиданки к зечкам ездили только матери. А женская психика устроена так, что женщина всегда хочет любить и быть любимой. В лагере же, кроме такой же отверженной, как и она сама, никого нет. Вот они и сближаются.

— Ты видишь человека, с которым тебе приятнее разговаривать, чем с кем-либо из отряда. А одной реально тяжело. — рассказывала заключенная Можайской ИК-5 Юля.

— А здесь и поговорить, и поплакаться можно, да и быт совместный. Общие дела, покупки, переживания».

Такие теплые отношения в женской зоне получили название «половинки».

«Половинки»

За несколько десятилетий в женских колониях выработался особый ритуал завязывания отношений. Зечка, которой понравилась другая, начинает издалека. На тумбочке объекта воздыхания появляются подарки: открытки, шоколадки, игрушки. Иногда личность дарителя некоторое время остается неизвестной. Это делается для того, чтобы потенциальная партнерша не отринула сразу ухаживания При этом, по лагерным понятиям, если она взяла что-то в руки, а тем паче съела — значит, подарок принят. Тем самым дано добро на развитие отношений. Если же женщина не хочет «любви», то и не должна брать в руки подарки. Такие тоже есть, но у них, как правило, короткие сроки и большие шансы вернуться в прежнюю жизнь. Заставить кого либо «играть в любовь» в женской зоне невозможно. Это знают даже коблухи, поэтому они тоже дарят подарки.

Когда складывается пара, то, как и на воле, женщины «вьют семейное гнездышко». Они занавешивают соседние шконки простыней, создавая что-то вроде железнодорожного купе. Там и предаются интимной близости. Причем опытные арестантки могут быть обоюдчицами — поочередно играть роль как мужчины, так и женщины.

«Когда я приехала на зону, мне было 20 лет, девчонка еще, — вспоминала сиделица со стажем Марина. — Ночью я легла спать на второй ярус и слышу, как внизу что-то происходит. Я замерла, слушаю. А там — вздохи, ахи, и шконка трясется. Для меня это стало шоком. А потом ничего, привыкла».

Как говорят опытные «половинки», мужчины не могут так тонко чувствовать женщиму, как они сами. Любовь к партнерше еще сильнее, чем к мужчине. Тот, кто морально сильнее, берет на себя часть обязанностей «половинки». «Ну, вот пришлось мне там дежурить… за меня подежурят… — делилась воспоминаниями 24-летняя арестантка Елена. — Ночью мне дежурить — дежурит моя половина… На обед, на завтрак, на ужин дают овсяную кашу — я это есть не буду. Она сама это съест, зато я буду есть мясо, яйца, молоко, все она мне достанет… любыми путями… Стирка — вообще не знаешь, что это такое… Глажение… кровать убирать — тоже не знаешь… все абсолютно делает. Даже шьет за тебя. Норму за тебя дает».

Но когда «половинки» ссорятся, рядом лучше не стоять. Самое обидное ругательство — назвать партнершу ковырялкой. Хотя фактически так оно и есть, но… Еще хуже — ревность. Она у зечек такая, что даже взглянуть на другую для любовницы чревато побоями, а то и смертью.

В колонии на однополую любовь заключенные женщины смотрят сквозь пальцы. Другое дело — лагерная администрация. Согласно инструкциям, гомосексуальные отношения запрещены, но оперативники используют их себе на пользу. Если все нормально, сложившиеся пары не тревожат. Но если одна из «половинок» не выполняет трудовые нормы, а еще хуже — нарывается на нарушения, то подруг могут раскидать по разным отрядам. Сначала, правда, предупреждают. Не помогает — кто-то из любовниц едет в соседний барак. В зависимости от их дальнейшего поведения женщин могут вновь соединить. Но пока это неизвестно, у «половинок» начинаются истерики, крики, проклятия. Доходит до карцера. Так что интимные отношения — отличный рычаг для манипуляций.

Бывает, что женщине уже скоро освобождаться, а она делает двойную норму пошива. Все потому, что «кум» предупредил: «Не будешь работать — нормальной жизни твоей подруге не дадим». Иногда за ворота колонии «половинки» выходят только после отработанной смены.

Что самое удивительное, и на свободе женщины верны своим подругам. Пока одна досиживает, другая готовит семейное гнездышко — работает, обзаводится жильем, покупает вещи Даже детей, рожденных от мужчин, «половинки» воспитывают вместе.

Ответ по понятиям

Воровские понятия, по которым живет мужская зона, для женской мало применимы. Конечно, отдельные зечки пытаются продвигать воровскую субкультуру, но среди масс она не прижилась. Да же на стукачество, за которое в мужской зоне могут убить, здесь смотрят как на само собой разумеющееся. И все же в женской зоне есть место сексуальным наказаниям.

Чаще всего девчонок «опускают» на малолетке. Как и у парней, у девиц бушуют гормоны, они агрессивны и не замечают полутонов. «У нас в отряде была одна «опущенная», которая не имела права есть за общим столом. Она, когда только «заехала», проболталась. что занималась оральным сексом со своим парнем, — рассказывала авторитетная зечка Валентина. — От нее сразу все отсели, а ночью стащили со шконки и начали бить. Потом черенок от швабры засунули в одно место… Наутро с ней никто не разговаривал, чморили и плевали. Кашу ее кидали на пол и заставляли есть».

На девичьей малолетке могли «опустить» не только за оральный или анальный секс, но и за детоубийство Во взрослых зонах к любым видам секса относятся равнодушно, а вот убийц детей там тоже не жалуют.

Марика Прохорова сидела в колонии под Саратовом в середине 1990-х. Накануне в их зоне прошел слух, что им должны привезти женщину, забившую молотком пятилетнюю дочь. В ее ожидании зечки выстроились у барака и требовали от администрации отдать им ее на «разговор». Новенькую пришлось прятать в изолятор, а потом переводить в другой лагерь. Кстати, многие детоубийцы имеют на табличке надпись: «статья 105 УК «Убийство»» вместо реальной 106-й — «Убийство ребенка». Если это все же становится известно остальным зечкам, то детоубийцу могут и оставить в живых, а вот «опустить» шваброй или вантузом — легко.

Не избежала женская зона и такого явления, как проституция. Хорошенькая арестантка еще в СИЗО привлекает взгляды коблух, но насильно ее никто не имеет права пользовать. Сама же красотка, чувствуя определенный интерес, может извлечь из этого материальную выгоду. Секс за деньги в неволе практикуется редко, ибо деньги за колючкой вторичны. Зато чай, сигареты, вкусная еда — вполне подходят как плата за любовь. Вот только противостоять невзгодам в одиночку даже суперкрасотке в лагере будет невмоготу. Потому рано или поздно она тоже найдет свою «половинку» и будет «жить, как все».

По данным экспертов, 50% женщин в колонии рано или поздно становятся лесбиянками. Исследования Московского научно-исследовательского центра психологии показали, что из-за нехватки физического контакта с близкими и разрыва душевных привязанностей женщина за решеткой кардинально меняется уже через два года. У мужчин этот срок составляет 4-5 лет. Неудивительно, но женщине не остается ничего другого, кроме как найти заменитель своим чувствам, предопределенным ей природой.

У каждого своя история

Живёт ли в сердцах осуждённых любовь? – с этим вопросом я отправилась в исправительную колонию №4. Мой приход заранее согласовали с начальством, выписали мне пропуск. Так называемый жилой корпус отделяли с десяток зарешёченных дверей. После тщательного досмотра, с блокнотом и ручкой в руках я шагнула на территорию колонии. Цепкие взгляды осуждённых, среди которых многие «сидельцы» с десятилетним стажем,  кажется, ослепляли. «Здравствуйте» — «Здравствуйте» — дружно приветствовали меня словно долгожданную гостью.  Пара этажей, несколько дверей и я на месте. Для бесед с заключенными  начальник отдела по воспитательной работе гостеприимно предоставил свой кабинет. Стук в дверь не заставил долго ждать. Желающие рассказать о себе приходили один за другим. Каждый говорил со мной по-разному, по-разному отвечал, смотрел, каждый принёс свою историю, о двух из которых я расскажу подробнее.

Жена, которую проиграли в карты

Иногда форумы — это чуть ли не единственные места, где люди могут излить душу. Поэтому там можно прочитать просто отвратительные истории, которые лучше было бы и не читать вовсе, и это одна из таких. Сами рассказчики обычно изменяют свои имена и имена действующих лиц, но на всякий случай мы изменили их ещё раз.

Рассказывает пользователь «Пикабу» Ольга. Она, будучи студенткой, работала официанткой в одном из неблагополучных российских городов, где подростки засматриваются на сидевших людей, и очень хотят быть таким же, где слушают блатные песни и даже в мирной жизни стараются разговаривать на фене. В кафе кроме неё работали ещё шестеро девушек, пять из которых были «ждулями». Одна из них, назовём её Юлия, рассказала Ольге чудовищную историю, от которой волосы встают дыбом. Юлия отправилась на свидание со своим возлюбленным. Места, в которых женщины могут видеться с зеками, похожи на общежития. В них несколько комнат, общая кухня и общий санузел.

Свидания — это большая привилегия для заключённых, их дают не всем и на разное время. Обычно оно длится не меньше суток, девушки там ночуют, ходят в халатиках.

В один из таких приездов Юлия услышала, как за стенкой кричит женщина, которую явно насилуют. Возлюбленный Юлии пояснил, что зек, к которому приехала его жена, проиграл её в карты сокамерникам, и теперь она отдаёт его долг. Групповое изнасилование продолжалось около двух часов, в конце несчастная девушка уже не кричала. Юлию это нимало не смущало, и она спокойно радовалась свиданию со своим возлюбленным, к которому приехала.

Когда она рассказывала эту историю Ольге, то не ужасалась, а просто пожимала плечами: раз муж задолжал, то можно и потерпеть чуть-чуть. Всё же карточный долг — «святое».

Елена и маньяк из Украины

Это история про вечную ждулю, потому что её мужа не выпустят никогда, и к счастью. Здесь имена не изменены, по крайней мере нами. Девушка из Ярославля узнала однажды о деяниях настоящего чудовища — маньяка-педофилаиз Украины Сергея Ткача, который убил более 40 детей. Сам он говорит, что убил больше 100 детей в возрасте от 7 до 17 лет. Маньяк был престарелым — на момент знакомства ему было за 60 лет, а Елене — за 20. Девушка увидела его по телевизору и сразу влюбилась, она начала писать письма по всем тюрьмам Украины и наконец нашла его. Завязалась переписка.

5 печальных историй «ждуль», вышедших замуж за заключённых

Через какое-товремя Елена отправилась на свидание. Первое проходило под присмотром охранников, и девушка с маньяком поговорили через пластиковый барьер. На второе их уже оставили в отдельной комнате. Через некоторое время Елена поняла, что беременна. После этого заключённый и ждуля решили пожениться. Счастью девушки не было предела. Её совершенно не смущали злодеяния возлюбленного, она говорила, мол, это не её дети, ей нет до этого никакого дела.

Вскоре Елена родила дочку, которую назвали Елизаветой. Сейчас молодые планируют ещё двоих детей, а Сергей мечтает жить на Дальнем Востоке — там, где заканчивается железная дорога.

Вера и Надежда

Месяц назад в храме Анастасии Узорешительницы батай­ской колонии строгого режима №15 впервые прошёл обряд венчания. Жених и невеста познакомились по переписке. Заключённый Николай Мрыхин не скрывал от Надежды, что загремел за решётку в 18 лет. За тяжкое преступление ему да­ли 12 лет лишения свободы.

В тюрьме Азова. Открытие комнат для проживания матери и ребёнка | Фотогалерея

Пока здесь поселились две женщины, одна из которых - Ольга, осужденная за убийство. У нее уже есть двое детей, родившаяся уже в колонии дочь - шанс на исправление и досрочное освобождение.
Пока здесь поселились две женщины, одна из которых — Ольга, осужденная за убийство. У нее уже есть двое детей, родившаяся уже в колонии дочь — шанс на исправление и досрочное освобождение. © АиФ

/ Виталий Колбасин

На проходной женской тюрьмы Азова образовалась очередь из родственников осужденных, близкие передают передачки.
На проходной женской тюрьмы Азова образовалась очередь из родственников осужденных, близкие передают передачки. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Проведать заключенных пришли начальник ГУФСИН России по Ростовской области генерал-лейтенант внутренней службы Сергей Смирнов и консультант Уполномоченного по правам ребенка в РО Светлана Каракосова.
Проведать заключенных пришли начальник ГУФСИН России по Ростовской области генерал-лейтенант внутренней службы Сергей Смирнов и консультант Уполномоченного по правам ребенка в РО Светлана Каракосова. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Во дворе отличная детская площадка.
Во дворе отличная детская площадка. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Детскую площадку построили спонсоры из попечительского совета колонии.
Детскую площадку построили спонсоры из попечительского совета колонии. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Эта женщина – цыганка, как она сказала, осуждена за распространение наркотиков. Гулять с детьми позволяют только самым дисциплинированным заключенным.
Эта женщина – цыганка, как она сказала, осуждена за распространение наркотиков. Гулять с детьми позволяют только самым дисциплинированным заключенным. © АиФ

/ Виталий Колбасин

У Ольги рядом с кроватью на тумбочке фотографии взрослых детей и мужа. Выйдет она на волю в 2021 году.
У Ольги рядом с кроватью на тумбочке фотографии взрослых детей и мужа. Выйдет она на волю в 2021 году. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Дети содержатся в отличных условиях, почти домашних, за ними наблюдают квалифицированные медики.
Дети содержатся в отличных условиях, почти домашних, за ними наблюдают квалифицированные медики. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Всего в Доме ребенка за колючей проволокой воспитывают 35 детей. Когда им исполнится три года, детей передадут родственникам или попечителям.
Всего в Доме ребенка за колючей проволокой воспитывают 35 детей. Когда им исполнится три года, детей передадут родственникам или попечителям. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Исправительная колония номер 18 в Азове - единственная в Ростовской области, где содержатся женщины - преступницы.
Исправительная колония номер 18 в Азове — единственная в Ростовской области, где содержатся женщины — преступницы. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Переходим из Дома ребенка. Смотрим, как отбывают срок женщины. На территории тюрьмы есть часовня, где заключенные могут помолиться и попросить прощения у бога.
Переходим из Дома ребенка. Смотрим, как отбывают срок женщины. На территории тюрьмы есть часовня, где заключенные могут помолиться и попросить прощения у бога. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Вопросов к начальнику у девчат по поводу их содержания не возникло.
Вопросов к начальнику у девчат по поводу их содержания не возникло. © АиФ

/ Виталий Колбасин

В отряде с облегченными условиями содержания кровати расположены в один ярус. Здесь живут, в том числе беременные женщины. В остальных отрядах девушки спят на двухъярусных кроватях.
В отряде с облегченными условиями содержания кровати расположены в один ярус. Здесь живут, в том числе беременные женщины. В остальных отрядах девушки спят на двухъярусных кроватях. © АиФ

/ Виталий Колбасин

В ИК-18 отбывают срок восемь беременных женщин.
В ИК-18 отбывают срок восемь беременных женщин. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Здесь заключены под стражу убийцы и те, кто неоднократно судим.
Здесь заключены под стражу убийцы и те, кто неоднократно судим. © АиФ

/ Виталий Колбасин

В магазине заключенные чаще всего покупают чай, кофе и … сигареты.
В магазине заключенные чаще всего покупают чай, кофе и … сигареты. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Из колонии ещё никто не сбегал. День у заключенных расписан, большинство из них работают в швейном цехе.
Из колонии ещё никто не сбегал. День у заключенных расписан, большинство из них работают в швейном цехе. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Столовая в азовской исправительной колонии.
Столовая в азовской исправительной колонии. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Хлеб в ИК-18 пекут сами.
Хлеб в ИК-18 пекут сами. © АиФ

/ Виталий Колбасин

В меню заключенных есть и мясо, и рыба.
В меню заключенных есть и мясо, и рыба. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Охранницы утверждают: совместное проживание осужденных матерей со своими детьми в местах свободы положительно сказывается как на ребенке, так и на женщине.
Охранницы утверждают: совместное проживание осужденных матерей со своими детьми в местах свободы положительно сказывается как на ребенке, так и на женщине. © АиФ

/ Виталий Колбасин

Сексуальные издевательства и насилие в тюрьмах.

Издевательства и пытки в тюремном ведомстве России носят системный характер. Заключенных избивали, нанося удары в том числе по половым органам, совершали с ними насильственные акты сексуального характера шваброй, приказывали другим заключенным.

Нередко за этим стояли руководители и сотрудники исправительной колонии. Пытки снимали на видео, а кадры посылали близким, чтобы получить взятки за их условно-досрочное освобождение.

Статус в камере определяет тот секс, которым ты вообще в своей жизни занималась. Если ты занималась анальным, ты автоматически становилась опущенной. Красота нужна женщинам для любви, но сотрудников мужского пола в женских тюрьмах по пальцам пересчитать.

Катя и Женя

Катя сразу после школы вышла замуж за первого и, как думалось, единственного мужчину в своей жизни. Отношения были хорошие, в доме всё было, Катя ездила на красном RAV4, который в нулевые, когда и происходило дело, был настоящей роскошью. Но однажды случилось непредвиденное. С Катей на заправке познакомился Женя, а он был, мало сказать, кровь с молоком. Статный, мужественный, ходячий тестостерон. И ухаживать умел. Кате, которую муж хоть и любил, но комплиментами не баловал, этого хватило, чтобы влюбиться без памяти.

Катя приняла решение уйти от мужа, они с Женей начали жить на съёмной квартире и по какой-топричине спали на надувном матрасе. Первые три месяца Катя была самой счастливой женщиной, она перестала общаться с родителями и друзьями. Женя стал целым миром для неё. А через три месяца его арестовали за вымогательство и посадили. Катя начала ездить к нему на свиданки и возить тяжеленные сумки с продуктами. Женя просил у неё денег регулярно, также Катя оплачивала адвокатов, так как была уверена, что осудили Женю незаслуженно. На адвокатов ушёл и красный RAV4. Тем не менее, Женя Катю любил, она в этом была уверена. Даже сделал предложение, но сказал, что свадьбу сыграют, когда он выйдет. Не хотел на зоне.

Женя вытянул из Кати сотни тысяч рублей. А позже сказал ей, что их отношения должны закончиться, потому что у него уже есть жена, которая недавно родила ему ребёнка. Она тоже ездила на свидания и забеременела на одном из них. Катя осталась без любви, без мужа, без денег и без машины, но с опытом, который лучше было не получать.

5 печальных историй «ждуль», вышедших замуж за заключённых

Сексуальные издевательства над женщинами в тюрьмах России.

Сексуальные издевательства над женщинами в тюрьмах РоссииСексуальные издевательства над женщинами в тюрьмах России

И любой из них становится объектом обожания нескольких десятков дамочек как минимум. Такое мало кто выдерживает — поэтому их и нет. Получается, что узницы порой годами не видят мужчин вживую. Сотрудники колоний рассказывают, что после длительного воздержания некоторые заключенные женщины начинали испытывать бурный оргазм, только прикоснувшись к руке молодого мужчины или даже просто при виде его.

За отсутствием подлинного чувства человеку свойственно искать суррогат. Надзирательницы утверждают, что «розовой» любовью охвачено не меньше половины обитательниц женских тюрем.

И понятно, что чем длиннее срок, тем больше вероятность, что узница вступит на тропу лесбиянства, сойти с которой потом бывает крайне трудно, а порой и просто невозможно. Но вопреки всем слухам никто никого в женских тюрьмах к сексу не принуждает и не насилует.

Все якобы происходит исключительно добровольно. Несколько раз приходили такие «новенькие», что сразу и не понятно — это женщина или вонючий, небритый мужик. Ноги волосатые, голос грубый. Настоящая коблиха (кобел, коблиха — активная лесбиянка. — Д.К.). Тут же в «хате» начинался флирт, ревность и прочие любовные игры. Ситуация накалялась, и через какое-то время кобла переводили в другую камеру. Так он/она по тюрьме и гулял.

Администрации тюрем, конечно же, не приветствуют такие отношения. Но законом это не запрещено, и ничего поделать с этим не может.

Сострадание и иллюзия защиты

«Многие женщины склонны испытывать сострадание», – говорит психолог Сергей Симаков.

«Заключенные в тюрьмах редко проявляют сострадание, поэтому в дело вступают женщины. Что, если он был несправедливо осужден или сознался в преступлении, которого не совершал, чтобы защитить своих товарищей? Тогда он хороший человек, его нужно поддержать и выслушать”, – объясняет он.

d354a20139ed5e45aa1b981ac4d1363b.png

Кроме того, некоторые женщины наслаждаются тем, что получают мужскую силу, волю, приказы и силу.

«Женский идеал настоящего мужчины все еще характеризуется агрессивностью и насилием. Такие люди создают видимость защиты, но на самом деле они ничего не предлагают”, – говорит Симаков.

Эротические издевательства в женских тюрьмах: 5 способов.

Кира Сагайдарова отсидела 5 лет и 4 месяца за подделку документов и кражу в особо крупном размере.

Кира Сагайдарова отсидела 5 лет и 4 месяца за подделку документов и кражу в особо крупном размере. Ирина Носкова отсидела 4 года и 6 месяцев за кражу. Ирина Чермошенцева — 3 года за употребление наркотиков и кражу. Все — в ИК-2. Они решились рассказать о том, что творится в женских колониях: издевательства на производстве, избиения заключенных, сексуальное насилие, суицид.

Кира Сагайдарова: Когда я попала на зону, первое впечатоение у меня было, я не могу сказать, что плохое. Люди играют в волейбол, играет музыка — все в принципе нормально. Но когда среди людей, которые идут на промзону, я стала узнавать своих знакомых, с которыми сидела в 6 изоляторе здесь, в Москве, я поняла, что ничего хорошего здесь быть не может, потому что люди уставшие, грязные, серые лица, грязные одежды.

Ирина Носкова: Когда я приехала в колонию, только слезла с автозека, я заулыбалась. Мне администрация сказала: «Сотри с лица улыбку!».

Ирина Чермошенцева: Когда я приехала на ИК-2, я увидела очень много своих знакомых, с которыми сидела на СИЗО. Была серая масса в грязных польтах, потому что это была зима, серые лица… Я кому-то даже пыталась помахать рукой, но в ответ они даже не моргнули глазом, потому что они боялись.

Как вести себя в первый раз?

Основное правило поведения – вести себя естественно, «не быковать» и не нарываться на неприятности. В женской колонии особо ценится сила духа, стойкость, умение общаться и строить взаимоотношения.

Если вы не знаете, куда присесть – обязательно спрашивайте. Передвигать или трогать чужие вещи категорически запрещается. Не стоит замыкаться в себе и отгораживаться от коллектива – это грозит драками.

Распахивать душу и делиться со всеми проблемами нельзя. Золотое правило зоны – меньше говори, больше слушай. Темы на сексуальную тематику лучше не затрагивать (оральный секс может стать поводом для изгнания из коллектива). Важно не забывать о гигиене: мыло в женской колонии ценится больше чая и сигарет в мужской (об особенностях выживания новичку в мужской тюрьме рассказывалось здесь).

Марина и ВИЧ

25-летняяМарина жила в одном из небольших депрессивных российских городов. Себя никогда не считала красавицей, поэтому с парнями как-тоне клеилось. Так получилось, что её двоюродного брата осудили за кражу, а через некоторое время она начала получать письма от его сокамерника Алексея. Видимо, брат решил устроить личную жизнь сестры, а поэтому рассказал о ней Алексею, который показался ему парнем, достойным составить сестрице партию.

Марина сначала была шокирована, но потом стала переписываться с Алексеем. Девушка никогда ещё не получала от мужчин таких изысканных комплиментов, никто ей не говорил, что она красивая, никто не звал замуж. Марина начала ездить на свидания. В какой-томомент влюбленные расписались. Конечно, у них был незащищённый секс, и это было роковой ошибкой Марины. Она обратилась в больницу на плановый осмотр и сдала тест на ВИЧ, который оказался положительным. Марина не имела других близких отношений в последнее время, поэтому она точно знала: её заразил муж.

Она приехала к нему и выяснилось, что Алексей знал о своём статусе, но утаил его. Любовь девушки, конечно, мгновенно прошла. Она заявила о преступлении своего мужа, и его осудили ещё на 11 лет. Как только он закончит отбывать свой первый срок, начнётся его второй. А у Марины уже началась новая жизнь, в новом статусе.

Сексуальные издевательства на производстве.

Сексуальные издевательства на производствеСексуальные издевательства на производстве

Кира Сагайдарова: Основная моя работа должна была заключаться в том, чтобы снимать видеосъемки, производить фотосъемки осужденных, монтировать эти видео и потом показывать по кабельному телевидению.

Кроме этого, в любое вообще время суток они меня могли вызвать по громкой связи, сказать «иди садись, делай, там, на новый этап ориентировки, забивай птк окуз — базу данных осужденных. СКолько времени на часах — неважно. Устала я, спала — не спала — это неважно. Когда в концовке я отказалась от этой работы окончательно, в 2011 году, они меня закрыли в суз, т.е. посадили в отряд строгих условий содержания.

Ирина Носкова: На второй день, когда я приехала в колонию, меня вывели на швейное производство. Не спрашивают — умеешь ты шить, не умеешь ты шить. Видишь ты в первый раз или в последний раз ты эту машинку видишь. Но, чтоб база была. Разумеется, девчонки там не отшиваются, потому что девчонки там ни разу не шили, не видели машинку. За то, что они не отшиваются, остаются на заявках.

Если рабочий день должен быть с 7 утра до 16, как положено по закону, то они работают там с 7 утра до 00 ночи, потому что так постоянные заявки. Оставляют на обеды, если ты не отшиваешься. Разумеется, ты не отшиваешься, потому что тебе надо где-то полгода, чтобы ты как-то схватить эту операцию, уже уметь шить.

Полгода тебя просто убивают: могут бригадиры подойти, потому что с них требует начальник промзоны Рыжов базу, а они базу не дают, потому что шить не умеют девчонки. Бригадир избивает. Он избил тебя, там, раз, может подойти тебя взять за волосы, ударить головой об машинку, либо отвезти в бендежку, там тебя отпинают руками, ногами, либо снять ремень с машинки швейной и отлупить тебя.

Ирина Чермошенцева: Дней 5 подряд меня водили к Рыжову. Т.е. я заходила к нему в кабинет, и он делает такие моменты: вставай к стенке, рки на стенку, смотри на картину. Берет дубину и начинает бить. Начиная от спины, кончая попой. Я ходила черная, у меня было все черное. Она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду», она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду». Ну, и так какое-то первое время, потом она от меня отстала, потому что она поняла, что это бесполезно.

Шить у меня не получалось. Они поставили меня на упаковку, упаковывать. У меня все руки опухли от упаковки, потому что там все пропитано ватином, а у меня кожа такая. Я говорю: «Я не буду упаковывать, потому что у меня все руки опухли». Опять я ходила, опять я получала.

Но в итоге попала в художественную мастерскую, так как я умею рисовать. Вот тогда у меня все наладилось в этом лагере, потому что художественная мастерская — это самое, мне кажется, лучшее из того, что есть в этом лагере. Мы там рисовали картины, делали матрешек, т.е. можно сказать, что начальнику колонии мы были нужны, скажем так.

И начальнику колонии, и начальнику производства. Потому что мы делали такие вещи, которые они давали в подарок.

Условия в камерах

Живут узницы в постоянных камерах – это своеобразный «дом» на весь период отбывания срока. То, как она выглядит внутри, зависит от руководства и его намерения создать минимальные комфортные условия. Пригодной и отвечающей стандартам можно назвать следующую камеру:

  1. спальные места на каждую проживающую узницу;
  2. отдельное место для приема пищи;
  3. действующий санузел (туалет, место для умывания).

Численность проживающих в 1 камере варьируется от 10 до 40 человек (на 1 человека 4 кв.м.). Женские камеры на 40 и больше узниц имеют отдельную душевую и кухню. Дежурства и уборка проводится 2 раза в сутки (не принимают участие те, кто сидит больше года).

О том, как выглядят камеры в тюрьмах России, можно узнать в этом материале, а о видах российских тюрем мы рассказывали здесь.

Женская тюрьма – особое место, где законы и правила свободной жизни теряют смысл и проявляются в другом контексте. Побои и сексуальные издевательства – девушки чаще подвергаются пыткам со стороны сотрудников лагеря в тюремной жизни в России. Чаще всего сексуальные изощрения остаются безнаказанными.

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную ЮРИДИЧЕСКУЮ консультацию:

+7 (499) 653-64-11 Москва +7 (812) 317-55-28 Санкт-Петербург

Насилие в женских тюрьмах страны — не редкий случай

Данная тема, как правило, находится под запретом в средствах массовой информации. И интересно, что даже в Интернете не так легко найти материалы на заданную тему, и правозащитники неохотно говорят о ней.

Объяснить это можно тем, что в женских колониях практически отсутствуют запрещенные средства связи, которых полно в мужских тюрьмах. Там мобильные телефоны есть в каждом бараке и в каждой камере, не смотря на все запреты. А значит, у женщин нет возможности сообщить о случаях насилия.

Другая причина заключается в том, что сообщения подобного характера непременно вызовут конфликт с представителям ФСИН, а это грозит новыми запретами и нежелательными мерами по ужесточению условий отбывания наказаний осужденными. И тогда и у нас отнимут возможность помогать тем, кого мы еще можем спасти.

«Отчего же нет мобильников?» – спросите вы.

Ответ прост. В женских колониях не живут по понятиям, свойственным для мужских. Женщинам не зазорно жаловаться на своих сокамерниц. Это подтверждают очереди, в которые они выстраиваются, в дни приема оперативников.

Кроме того, всем заправляет администрация, не давая возможности криминальному миру руководить какими-либо делами на территории женской тюрьмы. В камерах нет общака, а с согласия администрации назначаются старшие, не делают разделения по камерам между «опущенными» женщинами и теми, к кому судьба была более благосклонна. Опускают на женских зонах, в первую очередь, детоубийц и девочек, занимавшихся прежде оральным или анальным сексом, если об этом становится известно.

Считается, что в мужских колониях жестокость в отношении осужденных исходит, как правило, от сотрудников. В женских учреждениях ситуация иная: насилие чаще всего осуществляется сокамерницами. А во время конфликтов и драк в ход идут зубы и ногти.

Как показывает статистика, исследований, в основе которых лежал бы сравнительный анализ поведенческих стереотипов в мужских и женских колониях, крайне мало. Но заочно известно, что женщины более склонны к проявлению собственных эмоций и гамма их чувств гораздо богаче и сложнее. И потому женские конфликты сами по себе глубже и оттого более жестокие и затяжные.

Как уже было сказано, особо жесткое отношение в местах лишения свободы грозит тем женщинам, которые решились на детоубийство или насилие над детьми. За подобные преступления могут постричь или пописать на сокамерницу. Подобные инициативы в распределении ролей не чужды и женщинам с высшим образованием, что, конечно, сложно представить.

Со своей стороны администрация учреждения не принимает никаких мер для предотвращения аналогичных ситуаций. И такая «опущенная» женщина не сможет даже перейти в другую камеру, у нее попросту нет возможности. В женских колониях не принимают подобные меры в отличие от мужских. Это значит, что до конца своего срока «опущенная» будет терпеть всяческие издевательства и унижения.

Кроме того, нередко встречается ситуация, когда в первые дни пребывания в камере девушек могут расспрашивать о том, каким видам любви они предавались с собственными мужьями. И уточнения об анальном или оральном сексе обязательно сыграет злую шутку, автоматически возведя такую женщину в ранг «опущенных».

Особое отношение к себе отмечают женщины, совершившие экономические преступления. Зачастую их пытаются «развести на деньги» не только сокамерницы. Но и сами сотрудники, которые, казалось бы, наоборот, призваны следить за порядком.

Не секрет, что и физическая сила тоже применяется к арестанткам – согласно своим умыслам, женщин бьют резиновыми дубинками по пяткам, чтобы не оставалось следов. Карцер с холодным полом без матрацев тоже является системной мерой в качестве наказания за провинности.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...