Съёмки фильма «Мужики и бабы»! – 168 фотографий | ВКонтакте

«Да кому это интересно «

В «нулевые» годы я работала в газете «Мещерская сторона». Редакцию интересовали социальные и криминальные новости, житейские истории, необычные таланты местных самородков, смешные случаи. Культурная жизнь – разве что в ракурсе шоу-бизнеса. Но иногда под особо громкие темы выделяли полосы.

У меня была на примете значимая тема. В ряжской деревне Поплевино имела собственный дом кинорежиссер Искра Бабич. На склоне лет она там практически безвыездно жила. Немногие об этом знали, Искра Леонидовна предпочитала существование уединенное. Но все-таки кое-какие знакомства с рязанцами она водила. С ней общались некоторые представители богемы.

Мне и адрес дома Искры Бабич в Поплевине на бумажке писали, и схему рисовали, как дойти от железнодорожной станции. И был прекрасный посредник, знакомый с Искрой Леонидовной.

Мир тесен. Дочь Искры Бабич и Афанасия Кочеткова – Ольга Кочеткова, чернявая, угловатая девочка, звезда фильма «Прости меня, Алеша!», шаманка русского рока, рок-певица, солистка рок-группы «Ю», студентка театроведческого факультета ГИТИСа. Ольга Кочеткова – автор песен, что звучат в этой мелодраме. Она начинала с песенной лирики, а потом обратилась к року.

Ольга Кочеткова была подругой моей подруги, рязанской бардессы Маргариты Хитровой. Рита рассказывала целую историю о том, как завязала знакомство с Ольгой. Ей понравился фильм «Прости меня, Алеша!», и она очень хотела встретиться и пообщаться с исполнительницей главной роли.

Поступая в театральный вуз в Москве, Хитрова набралась смелости и нашла контакты Ольги через Малый театр и самого Афанасия Кочеткова. Рита бывала в гостях у семьи в московской квартире на улице Островитянова.

А в середине 1990-х позвонила ей с намерением пригласить в Рязань – дать несколько совместных концертов.

Трубку взяла Искра Леонидовна и очень обрадовалась предложению для дочери поехать выступать в провинцию – выход в мир, контакт с публикой.

Сказала, что у Ольги есть песни интереснее «Дома». С той же готовностью отреагировала Ольга: приехала в Рязань. Многие до сих пор уверены, что именно с Рязани началось признание рок-певицы Ольги Кочетковой.

Оля и Рита дали концертное турне по Рязанской области. Выступали в медицинском колледже, на базе отдыха «Зеленый бор» и в свиноводческом комплексе, который назывался, не поверите, «Искра».

Сначала Рита пела стихи поэтов Серебряного века на свои мелодии, потом – песни Кочетковой из «Прости меня, Алеша!», а потом выходила Ольга и потрясала зрителей роком. С ними сделали передачу на рязанском телевидении. К сожалению, полной записи не сохранилось – только отдельные кадры. Ольга Кочеткова произвела фурор в Рязани.

225355.123240.3533.jpg

Фото из семейного архива Зои Зарицкой

Мне тогда «пересечься» с Ольгой не довелось. Я надеялась через Риту познакомиться с ней и ее мамой. Ольга тоже навещала дом в Поплевине.

Очень хотелось сделать с Искрой Бабич интервью или написать неспешный очерк об одном дне знаменитого кинорежиссера на лоне «гущи народной». Я раз пять просила у редактора командировку в Поплевино для встречи с Искрой Леонидовной. Он раз пять отвечал: «Да кому это интересно!..» Ждала, что редактор передумает

КСК «Медведица» Отдых в Тверской областиВсе фотографии

Съёмки фильма «Мужики и бабы»!168

Весёлые съёмочные будни фильма «Мужики и бабы») 27 августа — 19 октября 2014 год)

168 фотографий|Комментарии к альбому

Показать больше фотографий

Фотографии и мистика

Также подруга назвала координаты двоюродной сестры Искры Леонидовны – Зои Кирилловны Зарицкой. Та жила в наукограде Черноголовка под Москвой. В квартиры Черноголовки надо было звонить через коммутатор. Мне удалось связаться с Зоей Кирилловной и получить приглашение в гости. Родственница многое поведала об актерской семье и о покупке дома Искрой. Можно было понять, что в какой-то момент отношения между членами семьи охладились. Некоторые эпизоды из ее рассказа были страшными, опущу их.

Может быть, Искра Бабич купила дом, чтобы жить там и отдыхать душой? По словам Зои Зарицкой, это был уже второй деревенский дом в жизни режиссера. Сначала она каждое лето снимала дачу на Оке. А потом приобрела дом в Поплевино.

В советские времена операций с недвижимостью не совершали. Искра Леонидовна уговорила поплевинскую старушку составить завещание на избу. Под видом оставления дома в наследство скрывалась купля-продажа. Когда сестры впервые приехали в свое новое владение, Зое Кирилловне оно не понравилось: она не могла заснуть, пугалась каждого шороха. Искра Леонидовна гладила ее по голове и успокаивала, как маленькую, — пошутила женщина.

И все же Зое было в этом доме неуютно, и она нечасто приезжала в Поплевино. А вот Искра Бабич к дому привязалась. И ее муж и дочь – тоже.

Зоя Зарицкая дала мне несколько фотографий Искры Бабич. Среди них была единственная семейная – юная Искра с мамой. На остальных кадрах она или одна, или с коллегами Фото я клятвенно обещала вернуть. Когда вышла статья, запечатала их в конверт вместе с газетой и отправила Зое Кирилловне по адресу в Черноголовке. Пакет вернулся. Повторила еще раз – и снова был возврат.

225509.483449.238.jpg

Поплевинский дом Искры Бабич. Фото Е. Сафроновой, 2004 год

То ли в наукоград надо было отсылать бандероли как-то по-особенному, как и дозваниваться; то ли семья оттуда уехала (всего через несколько месяцев после нашей встречи?); то ли это был знак судьбы – но исторические фото, поблекшие и пожелтевшие, остались у меня.

В истории семьи Кочетковых-Бабич много мистического.

Например, сороковины по Афанасию Кочеткову в 2004 году выпали на 5 августа – день смерти его жены.

А когда весной 2005 года к годовщине смерти Ольги Кочетковой Маргарита Хитрова с двумя подругами сделали в Рязани памятный концерт с участием столичной фолк-группы «Рада и Терновник» и местных коллективов, знавших и любивших Ольгу, на сцену Дворца молодежи вместе с музыкантами вышла кошка. Она расхаживала по сцене под музыку и притягивала всеобщее внимание. А потом исчезла.

Впечатлительные зрители высказали гипотезу, что в этом обличье концерт посетила его героиня. А один впечатлительный музыкальный коллектив так и обратился к кошке: мол, поем для тебя

Но самой яркой страницей эпопеи, связанной с домом и семьей Искры, для меня стала поездка в Поплевино, куда мы с Маргаритой наконец поехали летом 2004 года, когда нас там некому уже было ждать. Репортаж воспроизведу. Живую народную речь переписать – только испортить.

На Низах и на Верхах. Август 2004 года

Мы приехали в Поплевино – как будто пришли на могилы. Звездная семья упокоилась в Москве. Искра Леонидовна и Ольга погребены на Хованском кладбище, а Афанасий Иванович – на Троекуровском кладбище.

Типичный среднерусский пейзаж – с железной дороги видны шиферные крыши невзрачных деревенских домов, тропинка от станции петляет среди огородов.

Дорогу постоянно сверяли со схемой и все равно путались. Переспрашивали. Улица Гулынки, по-здешнему Низы, затеряна в крапиве и буйном, в рост человека, разнотравье, зыбкая, как болотина. Все время, пока мы шли до Гулынок, нас провожали любопытные взгляды – соседи даже бросали работать: появление новых лиц на Низах – сродни кино.

Нам сказали: «Пройдите разор, а следующий – Искрин дом». «Разор» — это заколоченное и разрушающееся жилье. Таких домов на сегодняшних Низах едва ли не половина. Из проулка появилась женщина с сумкой, и мы в очередной раз справились, как найти дом Искры Бабич.

— Вы, что ли, купить приехали?

— Да нет. Мы хотели повидать тех, кто знал Искру Леонидовну.

— Ой, да кто ж ее тут не знал! Я знала и Искру, и Ольгу! Ольга-то все питаться в наше кафе ходила, на Верхи. Слышала, тоже умерла? Вот горе-то И отец их умер, по телевизору видела. Жалко – люди уж больно хорошие были, интеллигентные, уважительные. А дом заколочен стоит, вот я и думала – может, наследники либо покупатели. Следующий дом по левому порядку. Да вы бабу Аню Упатову найдите, она с ними часто общалась.

Бабу Аню мы нашли, и она показала нам длинный беленый одноэтажный дом. Неухоженный – без хозяйской руки и глаза, — но крепкий, с новой железной крышей и остатками навеса над крылечком. Все это – переделки Искры Леонидовны, говорили соседи. Без хозяйской руки всего за два года дом преобразился: выбиты окна, выщерблено крыльцо Быльем поросло…

Баба Аня охотно и с симпатией вспоминала Искру Бабич, ее мужа и дочь:

— Люди очень хорошие. Искра-то жила здесь больше, чем Афанасий, сценарии писала. А потом раком заболела, да увезли ее в Москву, больше мы ее и не видели — умерла в больнице. Дома у нас дешевы, а этот вовсе хороший – чего б не купить? Она еще ремонт сделала, крышу перекрыла. Мы с ней вроде и ладили, а сильно-то не общались – она, когда писала, никого не хотела видеть.

Ольгу того паче жалко – такая молодая, на гитаре играла. Дома играла, концертов в клубе не давала. На концерты она, вроде, в Рязань ездила. И не пела никогда, только бренчала. У нее, видно, с головой проблемы были – раз вот тут, у меня на порожке, и упала с гитарой. Это гости у меня были, я Ольгу позвала, она пришла, хотела сыграть, да и упади

Афанасия тоже знала. Он год Искрин у меня здесь встречал, вот за этим самым столом. Крепко выпил, переживал очень, аж до слез. Мы, соседи, тоже собрались помянуть. Пил покойник сильно, чего греха таить. Ольга тоже пила, а Искра – ни-ни. Видно, потому дочь с матерью и не уживались. Мы примечали – как одна приезжает, другая собирается – и нет ее. Потому, может, Ольга редко наезжала. Как мать схоронили, мы ее и не видели. Слышали, что она в монастырь ушла – правда ли?

225604.644102.4931.jpg

Мостки «имени Афанасия Кочеткова». Фото Е. Сафроновой, 2004 год

Чего еще сказать? Искра цветы любила, цветники красивые держала. Огород не разбивала. Говорю же – писала. Вообще травы любила. Бывало, наденет штаны, хуже твоих, — покосилась баба Аня на мои джинсы в стиле пэчворк, — и идет в лес травы собирать. Это когда уже заболела. Говорила, ей от лесного воздуха делалось легче. Все травку заваривала и пила, да, вишь, не помогло На деревне ее уважали, хоть и нелюдимая была.

Мы пошли дальше, с фотографиями наперевес, как детективы.

— Смотри, Ольга! – мигом узнали фотографию повариха и буфетчица в придорожном кафе. – Конечно, помним. Она к нам частенько приходила, молочное брала. Желудком мучилась, бедная. Тут поблизости москвичи живут, к ним наведайтесь, они с Искрой дружили.

Эти москвичи были семья Томпаковых. Конечно, мы к ним наведались, и старые знакомые Бабич и Кочеткова, Юрий Яковлевич и Людмила Алексеевна, легко пошли на контакт. Рассказали много баек, веселых и грустных. Собака, снимавшаяся в «Мужиках», жила с режиссером в Поплевине. Пес погнался за машиной, и она его сбила. Где-то тут, в Поплевине, этого «артиста» и похоронили.

Как говорили друзья, Искру Бабич и Афанасия Кочеткова формальный развод не разлучил, они до конца оставались одной семьей и, несмотря на сложные отношения, любили друг друга. Ольга участвовала в театральных проектах Афанасия Кочеткова, например, выступала как чтец в спектакле про

Федора Шаляпина

. Но после ухода Искры Леонидовны между отцом и дочерью что-то разладилось (об этом и Зоя Зарицкая упоминала).

Приезжая в Поплевино, Ольга гостила у семьи Томпаковых, не хотела оставаться «на даче» одна. Ольга в быту была очень непритязательна. Готовила хорошо, но возиться с разносолами не любила – для нее проще было нажарить картошки. Людмиле Алексеевне помогала по дому и на огороде.

В домашнюю работу привносила каплю фантазии, и все начинало блестеть, порой буквально. Так блестели полы в доме Томпаковых, после того, как Ольга вымыла их с добавлением подсолнечного масла в воду.

Народный артист Кочетков в Поплевине исступленно бросался в простой мужицкий труд. Сделал мостки для купания на речонке Моще. А Искра Леонидовна, живя в сельском уединении, писала мемуары. Потом записки перешли к мужу, а после его смерти – вроде бы к брату Афанасия Ивановича – Федору Ивановичу Кочеткову. Артист говорил Томпаковым, что записи жены были очень интересны. Но столько лет прошло, а они так и не увидели свет. Видимо, уже и не выйдут – думаю сегодня.

— Было время, мы гудели у Искры и Афанасия на Низах, — улыбалась Людмила Алексеевна. – А Ольга у нас то и дело ночевала, жила сутками. Очень хорошая была девочка, не верьте тому, что в Интернете о ней написали! Добрая, отзывчивая, но очень ранимая. Говорила, что не может есть морковку с грядки – ей больно!

— Она вообще очень плохо ела, — вспоминал Юрий Яковлевич. – У меня теперь душа не на месте, что я ее пичкал, буквально заставлял кушать, а она отказывалась со слезами. Теперь понимаю, что ей было больно есть Дня за три до ее смерти я с ней говорил по телефону, узнавал о здоровье. Потом, как узнал, что ее больше нет, не мог поверить.

Мы увезли из Поплевина букеты поздних летних цветов и сумку кислых, хоть и спелых, полудиких яблок. И понимание, что с людьми надо успевать общаться при жизни.

Для тех, кто «не успел», великий поэт

Федор Тютчев

написал стихи:

«Не говори с тоской: «Их нет!»,

Но с благодарностию: «Были!»

Увы – это лукавство, хоть и высокохудожественное.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...