Российский наемник рассказал, кого берут воевать на Донбасс и сколько им платят: Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Противостояние украинских и донецких войск закончиться может очень нескоро. Ежегодно на этой войне с обеих сторон гибнут люди. По этой причине в Донбасс ежемесячно отправляются добровольцы из России и стран СНГ.

Кто участвует в конфликте – разные точки зрения

Объективное мнение о конфликте в Украине составить достаточно сложно. С обеих сторон работает пропаганда. СМИ каждой из сторон представляют свою точку зрения, из-за чего простому человеку, далекому от политики, трудно сформировать собственный взгляд на это противостояние. С обеих сторон на Донбассе воюют три категории людей:

  1. Наемники – люди, которые хотят повысить свое благосостояние во время вооруженного конфликта. Чаще всего это работники силовых структур или профессиональные военные. К ним же можно отнести молодых людей, которые после службы в армии не нашли себя в гражданской жизни или относятся к малообеспеченным гражданам.
  2. Идеологи – тех, кого в окопы привели убеждения. Виноваты в появлении этой категории СМИ. В последнее время в России наблюдается спад пропаганды, но на «Первом» канале положение дел в Украине остается основной темой, хоть и обсуждается в ином ключе. С украинской стороны тоже немало вдохновленных идеей освобождения Донбасса.
  3. Желающие изменить жизнь и получить острые ощущения. Типичный пример такого добровольца: разведенный, потерявший работу человек, которого ничего не держит в мирной жизни. Как правило, бойцы этого типа мечтают, чтобы война закончилась и рассматривают в перспективе осесть на территории Донбасса и построить жизнь заново.

Читайте также: Как можно попасть в разведку

Тем не менее существует большой процент здравомыслящих людей, которые считают отправку на фронт бессмысленной. За 3 года многие устали от бесконечной и бессмысленной войны, но конфликт не может закончиться, пока он не подогревается из вне.

Провокатором со стороны Украины часто называют США. Американцы не раз заявляли о решении поставить ВСУ летальное оружие и о проведении обучения военных.

Российский «доброволец», отправившийся воевать в Украину, рассказал, как организованы вербовка наемников и оплата их «труда» на Донбассе.

Журналисты российской Новой газеты взяли интервью у участника боевых действий на Донбассе. Это «мужчина за тридцать, в составе российского миротворческого контингента участвовал в нескольких военных кампаниях. На гражданке работал в личной охране».

По его словам, вербовка наемников для войны в Украине ведется по нескольким путям: узких специалистов ищут через военкоматы, людей с опытом боевых действий — через ветеранские организации, которых в России очень много, большая часть набора идет также через российское «казачество». Случается, что вербовщики приводят в пункты сбора и случайных людей. По словам «добровольца», один раз человек при проверке оказался бездомным с вокзала, другой — с задержкой умственного развития. Привлекают их в основном деньги.

«Некоторые и денег-то не видели таких», — говорит «доброволец». «У нас — от 60 тысяч рублей (в месяц, около 20 тысяч гривен. — Ред.), есть те, кто получает 80, 90 тысяч, командиры — даже больше. Но 60 тысяч рублей для рядового бойца — предел», — рассказал он.

Также для боевиков предусмотрены компенсации: за легкое ранение — 120 тысяч, среднее — 180, тяжелое — 360. Есть и компенсация за смерть — те же 360 тысяч плюс организация похорон. При этом за ранение платят только тем, кто возвращается в составе своего подразделения. Боевиков предупреждают, что переход к «полевым командирам» «ДНР» и «ЛНР» чреват возбуждением уголовного дела за наемничество.

По его словам, организацию боевиков для участия в конфликте на Донбассе проводят совместно казачество, ФСБ и Минобороны России, при этом будет продолжаться их легализация и интеграция в силовые ведомства России.

«Начинало все казачество, ФСБ отвечала за секретность, а Минобороны предоставляло матобеспечение, так скажем. Сейчас есть разговор, что для нас даже будут разработаны контракты с Минобороны, как для гражданских специалистов. Будут сделаны жетоны, по образцу военных, но не совсем такие», — говорит он.

«Ну есть несколько путей. Если узкая специальность — то через военкомат, таких по домам искали. Очень востребованы ВУСы 107, 106, разведка, диверсионные специальности. Второй — из ветеранских организаций. Их очень много. «Боевое братство», «Ветераны боевых действий», «Ветераны Афганистана», «Воины-интернационалисты». Просто на очередном собрании предлагают, спрашивают: кто хочет? Желающие находятся. В основном это военные, которые находятся на пенсии по разным причинам. Сокращенные в результате сердюковских реформ, например. Их записывают, потом вызывают на беседу. Беседу проводят фээсбэшники. Это в основном формальность: берут почти всех. Да. У одного уже здесь, на сборном пункте, спрашивают домашний адрес. Он мнется: «Я не по прописке живу». — «А где ты живешь?» — «Ну я не дома живу». Короче, оказалось, он на вокзале ночует. С вокзала подобрали. Есть совсем пожилые люди. У одного парня вообще олигофрения, ну ЗПР (задержка психического развития), его пока на кухню поставили готовить, кто-то же должен. Думаю, вербовщикам платят за каждого человека, вот и все. По их отчетам, наверняка все добровольцы — супербойцы, суперспециалисты», — рассказал он о верборвке.

«После беседы с «фейсами» направляют в Ростов. Адрес сборного пункта не называется, но на вокзале тебя встречают. По приезде компенсируют стоимость билетов. Ну да. Иначе можно сдать билет, никуда не поехать и получить деньги. Неофициально же все. Билет на самолет стоит, предположим, 20 тысяч. Вербовщик заявит, что набрал группу 100 человек, потом сходит сдаст билеты — вот уже 2 миллиона. Это же Россия. Сборный пункт находился на базе отдыха «Минплита» (санаторий в городской черте Ростова-на-Дону. — ред.), сейчас уже не знаю. Сдаешь все документы под роспись — паспорт номер такой-то, военник номер такой-то, банковские карты. Все остается на сборном пункте. Идея в том, что ничего не должно выдавать нашу принадлежность к России. Снимают отпечатки пальцев, фотографируют. Местные фээсбэшники проверяют, находишься ли ты в розыске, совершал ли уголовные преступления, где служил и служил ли на самом деле. Некоторых заворачивают по результатам проверки. Присваивают позывной. Потом направляют на Зеленый остров (небольшой остров посреди реки Дон, в городской черте Ростова-на-Дону, на острове находится несколько турбаз. — ред.), на базу отдыха Каравай. Там щитовые домики, живем по четыре человека. Перекличка тоже проводится по позывным. Мы ждем, когда наберется достаточное количество людей, чтобы нас отправили на полигон. Еще проводятся занятия, но тут уже от командира подразделения зависит все. Заботится ли он о подготовке. В основном дают ФИЗО, МПД, ТСП, топографию и ВМД (физподготовка, минно-подрывное дело, тактико-специальная подготовка, работа с картами, военно-медицинское дело. — ред.). Но никакого оружия на острове нет, сразу скажу. Некоторые люди уходят, когда видят, какой тут бардак. Вот приезжает кадровый военный, командир полка — его ставят командиром батальона. Ну хорошо. Он посмотрел, как все организовано, начал вопросы задавать. Такой умный? Иди отсюда! Вместо него поставили алкаша беззубого. Что он им скажет? Те, кому отдан на откуп наш вопрос, — дилетанты. У них нет академического военного образования…Потом нас направляют на полигон для боевого слаживания. Всего несколько дней на это дают. Многие на этом этапе понимают, что их физические данные не подходят для такого, и уезжают. На полигоне уже выдают оружие. Форму… Цифра, причем такая, что российской армии не снилась, специально под украинскую зеленку, под тамошнюю природу посчитана, и качество материала другое совсем. Если батальон формируется как мотострелковый, даются танки, БМП, БТР. При этом бардак дикий. Говорят: так, вы трое теперь танкисты, а вы будете артиллеристами. Нормально? Несколько дней учатся люди всего, понимаешь? И все, вперед, на укропов. Я видел, как оружие, транспорт выдавались вообще без расписки, просто люди подходили, говорили: мы с такого отряда, нам нужны два калаша и машина… И им давали. На полигоне сдаем наши мобильные телефоны. Как штат заполняется, группу отправляют. Боевую задачу объясняют непосредственно перед пересечением границы или по прибытии в центр сопротивления в Луганской, Донецкой области. Полигон сначала был около поселка Веселый. Его сделали просто в чистом поле. Там толклась куча всякого народа, скопилось большое количество бойцов. Кто нормально группой из-за границы выходит, идет на полигон. Дезертиры туда же шли, жили даже не на территории, а буквально в кустах. А чего им: рюкзак под голову подложи и спи. Ждали, когда их домой отправят. Жены ушедших бойцов тоже приезжали своих мужей искать, и их там оставляли тоже жить, чтобы шума не поднималось. Полный бардак был. Потом размещали на постоянном армейском полигоне около Персиановки (поселок Персиановский. — ред.). Туда же приходили местные отряды ополченцев из Луганска на переформирование. Тысяча с лишним человек одновременно находится на полигоне. Потом нас перебросили в Кузьминку (полигон в Ростовской области, на котором в марте этого года проводились масштабные учения ВДВ под руководством генерала Шаманова. — ред.), это ближе к границе, удобнее», — рассказал наемник о процессе вербовки и подготовки.

«Потери огромные. В чеченской кампании мы таких потерь не несли. Те, кто едет, по большей части — люди абсолютно необученные. До 50% закладывают на трехсотых, двухсотых, дезертиров. Многие на самом деле не понимают, куда едут. Там идет настоящая, полномасштабная война. Попадая в условия активных боевых действий, многие бросают оружие, драпают. Вот один из отрядов зашел, в 300 человек. 200 человек в первую неделю — двухсотые и трехсотые. Артиллерией обработали по позициям, вот и все. Другой отряд пошел, 82 человека, в первые дни — 30 раненых, 19 мертвых. Если у командира крепкие нервы, он через коридор старается обратно вынести и двухсотых, и трехсотых. Но обычно не всех удается вывезти. Украинцы не дают тела обменять. Или ополченцы не знают, куда отправлять тела. Хоронят там. Ты гибнешь, а местное ополчение знает только твой позывной. Некоторые полевые командиры по закону военного времени начинают действовать. Расстреливают за мародерство. Такие тела тоже есть. Народ едет разный. Но среди добровольцев такое меньше распространено. Поэтому местное население относится к нам лучше, чем к ополченцам. Говорят: «Вы просите, но не грабите». Для некоторых законы войны — это забрать то, что плохо лежит. Есть там один армянин, собрал человек 30, типа подразделение. Взимает дань с каждой гуманитарки. Хочешь провезти гуманитарку — плати. Те, кто не платил, рано или поздно нарывались на украинскую армию. Ему уже предъявляли. Он говорит: «Доказательства есть? Нет — ну вот и все». …Нужно сказать, что до 4 июня анкетирование добровольцев не велось вообще. То есть все, кто погиб до 4 июня, — неизвестные. На сборном пункте сейчас столько паспортов хранится… Причем одна из девочек, которая работала на сборном пункте, три недели назад исчезла с частью анкет. Говорят, она украинская патриотка. Тех, чьи анкеты она унесла, даже предупредили, что они теперь невыездные, вероятно. Если тело бойца пересекает границу, сразу же назначаются люди, которые везут его родственникам. По-прежнему все идет через Военвед (бывший военный городок в Ростове, где находится госпиталь 1602 с центром приема-отправки погибших и трупохранилищем.- ред.), там пакуют и отправляют сразу. Этот процесс тоже курирует ФСБ. Но мне тоже пришлось поучаствовать», — рассказал он о потерях в рядах российских наемников.

Кто собирает добровольцев в России

Провоцирующей стороной со стороны России, которая официально в конфликте не участвует, часто называют действующую власть. Конечно, Правительство совершило немало ошибок, но поддержка противостояния не из их числа. В России действует совсем другая сила, которая подогревает конфликт, поставляя на фронт наемников. Речь идет о партии «Другая Россия» и ее лидере Эдуарде Лимонове. Именно координаты участников этой партии указаны в объявлениях об отправке на Донбасс из Москвы. Несмотря на то что участие этой партии не указывается напрямую. Косвенные связи легко прослеживаются по координаторам, сайту и контактным лицам.

На форумах, где общаются добровольцы, часто можно увидеть ссылку на объединение «ЗОВ». Оно преследует две цели: обеспечивает отправку наемников и планирует изменение Конституции РФ. Последняя цель, по словам работников инициативной группы, наиболее важна. Изменение основного законодательства приведет к тому, что народ после окончания срока властей сможет давать им оценку и судить. Вероятно, противостояние на Донбассе и планы по конституционному перевороту в РФ как-то связаны, но исход такой деятельности бывает печальным. Не к чести деятельности объединения стоит отметить, что ряд его членов находится в РФ под следствием, а один из отрядов, в котором они предлагают служить на Донбассе, является неподконтрольным правительству ДНР и ЛНР.

Именно из-за деятельности подконтрольного «Другой России» объединения, мнение украинских СМИ о наличии на территории РФ военкоматов для наемников нельзя назвать ошибочным. Они есть, только не государственные, а частные – открытые объединением «ЗОВ». Два действуют в Москве и Петербурге, а один – в Ростове-на-Дону. Периодически можно встретить информацию о новых опорных пунктах, которые курируют негосударственные фонды.

В списке вещей координаторы инициативной группы указывают военный билет, что тоже подозрительно. Если ВСУ возьмут в плен добровольца с военным билетом, то у них появятся доказательства участия России в конфликте. Это может повлечь серьезные политические проблемы, а может быть и вооруженное противостояние уже с нашей страной.

Отдельно стоит рассказать о группах мошенников, которые действуют по всей территории нашей страны. Они рассказывают об огромных зарплатах на фронте и готовы заключить с наемниками контракт даже на неделю. Верить сказочным условиям нельзя, помните, что это, прежде всего, война, и там никто и ничего гарантировать не может. Контракты для службы в ополчении в России заключать не нужно. Мошенники чаще всего просят деньги на экипировку и билеты, а потом исчезают вместе с полученными средствами.

Читайте также: Как попасть в ГРУ

Как сейчас живется людям, проживающим на территории республик ЛНР и ДНР?

Само собой, что война, а также экономическая блокада занятых республиками территорий не могли положительно отразиться на их населении. Кстати, многие люди попросту покинули свои дома: часть из них уехали в Россию (временно или же с целью задержаться там надолго, вплоть до получения гражданства), часть (меньшая) – на территорию, подконтрольную Украине.

Хуже всего пришлось тем, кто занимал не слишком важные должности (менеджеры, сотрудники банков, работники сферы обслуживания), а также тем, кто трудился на закрывшихся предприятиях. Таких людей – большинство: по сути, при деле пока что остаются учителя, врачи, военные (само собой), волонтерыВолонтерство — не работа, а мечта! (те, кто так или иначе задействован в обслуживании военных сил). Этим категориям населения живется на порядок лучше: они получают зарплату (в российских рублях, пусть и не слишком большую, но относительно стабильную), продукты питания, одежду.

Более подробно: Зарплаты на Украине и в Новороссии сегодня.

Кстати, для военнослужащих повсеместно действует «сухой закон», чего нельзя сказать о ВСУ и батальонах (в новостях периодически проскакивают сообщения о повальном пьянстве в украинских рядах, и о возникающих на этой почве инцидентах).

Впрочем, и обычному населению (тем, кто остался) не дают умирать голодной смертью. Регулярно приходящие гуманитарные конвои – по сути, единственная помощь, без которой республикам было бы крайне сложно.

Конечно, жители ДНР и ЛНР живут практически впроголодь, многие лишились своих домов и квартир и были вынуждены переехать. В этом плане сейчас все просто: свободного жилья в городах очень много. Вы не можете сдать свою квартиру и уехать за границу. Наоборот, владельцы недвижимости, которые уезжают, готовы даже платить тем, кто согласен пожить в их квартирах – в противном случае их могут либо обокрасть, либо же занять.

Не хватает не только продуктов: проблемы наблюдаются и в медицинской сфере – нехватка лекарств, квалифицированного персонала, оборудования. Это особенно остро ощущалось в период обострения конфликта – когда практически ежедневно поступало большое количество раненых различной тяжести.

Экономика Донбасса сегодня фактически умерла. На 2015 год промышленность и какое-либо движение экономики в республиках практически остановились. Работают некоторые магазины, в большинстве своем – продуктовые, на прилавках которых имеются только необходимые продукты по завышенным (даже выше, чем в Москве) ценам. Добывается и складируется уголь – земля на «черное золото» весьма богата, и его у республик покупает даже Украина (которая теперь, кстати, испытывает серьезные проблемы с топливом).

Как отправиться на Донбасс самостоятельно

Война на ДонбассеЕсли вы тверды в своем решении помочь жителям Донбасса, то отправиться в ополчение можно без помощи какого-либо предприятия или объединения. Рекомендуется при себе иметь:

  • камуфляж и амуницию (на месте вам могут дать только оружие);
  • медикаменты;
  • запас продуктов на 3-4 дня;
  • личные бытовые принадлежности.

Лучше всего имейте второй комплект камуфляжа и обуви. Из документов вам потребуется лишь паспорт. Кроме того, вам нужно иметь с собой запас финансов. Они требуются на всем протяжении участия в вооруженном конфликте, начиная от покупки местной сим-карты, заканчивая отъездом из Донбасса. Что касается телефонов, то смартфон лучше оставить дома, а с собой возьмите вариант с кнопками и желательно с противоударным корпусом.

Если вы твердо решили ехать на войну, то сначала вам нужно добраться до автовокзала Ростова-на-Дону. Оттуда регулярно отходят автобусы на Донецк. Для пересечения границы вам необходимо не иметь проблем с законом в РФ и задолженностей перед судебными приставами. В противном случае границу пересечь официально невозможно. Бывалые ополченцы рассказывают, что эта проблема решаема. Через поле можно проехать на любом автомобиле. На месте вам подскажут, к кому обратиться с данной проблемой. Не стоит нарушать закон, ведь это чревато более серьезными проблемами после возвращения домой.

В Донецке вам нужно добраться до местного военкомата, где проходит распределение. Еще один вариант – добраться до Луганска и записаться в добровольцы там. В любом случае вам предстоит пройти небольшую медкомиссию и собеседование, но эти процедуры носят формальный характер. После этого происходит распределение в ряды ополчения. Заранее невозможно предугадать, в какой батальон отправят добровольца. Отряды формируются по потребностям.

Кто и зачем снабжает ополченцев деньгами, оружием, питанием и техникой?

Естественно, что десятки тысяч людей, которые участвуют в украинском конфликте на стороне ВСН, должны снабжаться, и снабжаться хорошо. Оружие (причем не только «калаши») и боеприпасы к нему, техника, запчасти и боеприпасы к ней, горюче-смазочные материалы и топливо, оборудование, одежда, средства защиты, медикаменты, продукты, да и просто деньги – на «зарплату» военным и бюджетникам… Конечно, в республиках имелись и склады, сюда же стянулись и боевые части с территорий, которые сейчас заняты украинской армией, однако обновлять запасы на протяжении почти полугода – попросту неоткуда.

Поэтому ответ напрашивается сам собой: силы ополчения финансируются и снабжаются извне, и снабжаются серьезно. Единственный возможный «спонсор» – это Российская Федерация. Конечно, в государственном бюджете вряд ли имеется статья о «финансовой и материальной помощи ВСН», и открыто это вряд ли кто-то когда-то признает. Однако помощь – регулярная и существенная – определенно имеет место. Само собой, что серьезную технику и современные разработки силам ополчения никто передавать не будет – это сразу указало бы на явное участие РФ.

Сотрудник ОМОН г. Москвы на условиях анонимности:

«У нас всем опытным сотрудникам предлагали командировки в Новороссию. Командировки очень хорошо оплачиваются, пацаны за год купили себе по квартире в Москве. Но я отказался, другую жизнь за деньги не купишь. Все исключительно добровольно и секретно, конечно же».

Причин такого «спонсорства» можно найти огромное количество. Прежде всего – это нежелание иметь под боком враждебно настроенное государство. На данный момент ДНР и ЛНР играют роль своеобразного буфера. Вдобавок со временем, когда конфликт начнет сглаживаться (скорее всего – не через год и не через два) – эти территории можно будет присоединить, как и Крым.

Не менее важным фактором является еще и политическая сторона вопроса. Практически для всего мира (США, Европы) силы ополчения олицетворяют Россию. И неудачи (а тем более – полное поражение) Новороссии в глазах миллионов людей являются неудачами России – что является ударом по «имиджу» страны.

Финансовый вопрос: сколько платят ополченцам

Многие мечтают встать в ряды защитников Донбасса ради заработка. В этом соискателям стоит разочароваться. Когда добровольцы, желающие заработать, попадают на фронт, они обычно понимают, что материальной выгоды это не принесет. Стабильной зарплаты у ополченцев не предусмотрено. Экономика ДНР и ЛНР пока не сформирована, армию содержать самопровозглашенные республики не могут. В большинстве случаев добровольцы периодически получают небольшие суммы, которые необходимы им для покупки камуфляжа или еды.

Получить жалование могут только местные жители или особо отличившиеся за время несения службы. Большинство побывавших на фронте говорит о выплатах до 15 тысяч рублей. При этом для получения денежного довольствия необходимо выдержать испытательный срок от 2 недель до 2 месяцев.

Рассказы о баснословных зарплатах, приближенных к тем, которые получают военные в России, не имеют под собой никаких оснований. Чаще всего слухи о заработке участников войны распространяют со стороны Украины, но нередко ложная информация идет от мошенников, которым нужно привлечь к себе внимание добровольцев. Жулики собирают на билеты и снаряжение по 50 тысяч рублей, а потом исчезают. Привлекают они соискателей тем, что на войне можно заработать 200 тысяч за 3 месяца.

Сколько платят ополченцам и военнослужащим ВСУ на Донбассе

За просто так рисковать своей жизнью и убивать других людей идут только либо абсолютно «отмороженные», либо же ярые патриоты и националисты. Куда более существенной мотивацией для участников конфликта (с обеих сторон) являются деньги. Для разных структур «зарплата» может быть разной, причем отличаться она может в разы. Попробуем разобраться, кто из военных сколько получает.

Зарплаты военных на Украине в 2015 году

Для начала приведем список для тех, кто участвует в конфликте на украинской стороне:

  • рядовой ВСУ: около 3000-3300 грн (по текущему курсу – чуть больше 9000 рублей);
  • рядовой Нацгвардии: около 5000-6000 грн (по текущему курсу – 15-18 тысяч рублей);
  • младший офицерский состав ВСУ: около 6 000 грн (18 000 рублей);
  • рядовой батальона: от 4000 грн (12 000 рублей).

Указанные выше суммы могут отличаться от фактических, причем существенно. Зависит это от:

– батальона, в котором служит боец (финансирование у всех разное, соответственно – и разная зарплата);

– расположения, где находится формирование (на передовой начисляются дополнительные премии);

– выполнения поставленной задачи (за это полагаются дополнительные премии).

Также существуют и проблемы с выплатами – из-за суеты и беспорядка, которые царят в генштабе (а также и из-за отсутствия средств), зарплаты достаточно часто задерживают или же выплачивают частями.

Зарплаты ополченцев ДНР*

Тем же, кто служит в Вооруженных Силах Новороссии, платят на порядок лучше:

  • рядовой состав: от 50 000 рублей;
  • офицерский состав: от 80 000 – 90 000 рублей;
  • солдаты, имеющие реальный боевой опыт (ранее участвовавшие в военных конфликтах, а также те, кто имеет востребованную специальность): от 80 000 рублей.

*Данные получены путем опроса ополченцев и местных жителей

Мы – Донбасс (видео)

Волонтерское движение: как помочь мирным жителям

Женщинам невозможно попасть на передовую, их кандидатуры не рассматривают ни в частных фондах помощи, ни в военкоматах ДНР и ЛНР. Им можно поучаствовать в акциях по сбору гуманитарной помощи. Они проходят во всех крупных городах России. Если вы решили стать волонтером, то стоит забыть про денежное вознаграждение за свою работу. Обычно такие люди связаны с благотворительностью после основной работы или находятся на содержании у родственников.

Читайте также: Как по призыву попасть в ВМФ

Волонтеры занимаются:

  • фасовкой продуктов питания по наборам;
  • сбором необходимых вещей для ополченцев (камуфляж, одеяла и прочие);
  • сбором одежды, бытовой химии, медикаментов, постельного белья и одеял для мирных жителей;
  • агитацией, проведением акций;
  • подготовкой и раздачей листовок.

Помощь нужна практически каждому благотворительному фонду, но не секрет, что ваши усилия могут быть напрасны. Некоторые организации активно наживаются на войне в Донбассе, перепродавая собранные продукты и вещи. Стоит вступать в волонтерское движение только от крупных фондов, которые отчитываются за свои действия. Другой вариант – возить гуманитарную помощь жителям Донбасса самостоятельно.

Внимание! В рамках нашего сайта действует специальная акция — вы можете получать консультацию профессионального юриста совершенно бесплатно, просто оставив свой вопрос в форме ниже.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...