Гора Олимп

Читай онлайн книгу «Место, где живут Боги», Антона Сибирякова на сайте или через приложение ЛитРес «Читай».

РОЖДЕНИЕ

2

Аня стоит в общественном туалете, опершись руками о керамический умывальник, и рассматривает свое отражение в заплеванном зеркале. Она только что попала под дождь, и по темным волосам ее сбегает вода. Капли, блестящие, будто бисер. Они скатываются по извилистым дорожкам задранной куртки, и капелью падают вниз – на грязный кафельный пол. И вскоре вокруг туфель на высоких каблуках образуется лужица. Аня смотрит на растекшуюся по щекам тушь, на размалеванную по пухлым губам помаду, на размытый тональный крем и не может понять, что сталось с той девочкой, которая глядит на нее с зеркала. Она касается худыми пальцами своего отражения, оставляя на нем мокрые полосы. Требует от него ответа, сжимая руку в слабый кулачок. Зубы ее стиснуты от злости, она проклинает тот день, когда впервые приехала сюда, поддавшись уговорам подруг. И вся ее злость кипит в ней одной, вытекая пеной сквозь плотно сжатые зубы. Ей хочется выть, но вой ее больше похож на скулеж забитой суки. Она открывает краны, чтобы ее не было слышно, и рыдает в голос, склонившись над замызганной раковиной.

– Что вы сделали со мной?.. – шепчет она, глотая соленые слезы. – Что вы сделали со мной!?

Из распахнутых кабинок тянет мочой и вонью канализационных труб. Под пожелтевшим потолком гудят энергосберегающие лампы без плафонов. Их бледный свет отражается от выложенных кафелем стен, искрится на мокрых ободках унитазов, пробегает холодными отсветами по заляпанным кранам. А лужа, между туфлями на высоких каблуках, в это время становится алой. Темные капли падают вниз из-под короткой джинсовой юбки, надетой поверх черных колготок. Бордовые ручейки обвивают по-детски тонкие ноги, с узловатыми коленками, стекают по опухшим лодыжкам в туфли, и заполняют их теплом.

– Что вы сделали со мной?! – продолжает вопрошать она у пустых стен. – Что вы сделали со мной?!

Снова и снова, один и тот же вопрос. Сжимая кулачки, с силой молотя ими по раковине, она кричит эти слова своему отражению.

– Что вы сделали со мной?!

И отражение кричит ей то же самое, состроив злую гримасу. Пятнадцатилетняя девочка, намазанная маминой косметикой. Ребенок, заигравшийся во взрослые игры.

Ей всего лишь нужно подставить под кран ладошки и плеснуть воду на зеркало. И пока она будет стекать, размывая поверхность, найдутся все ответы. Так Аню учила бабушка, когда-то давно, когда мир был добрым, а деревья – большими.

– Что вы сделали со мной?!!

Кричит она и падает, хватаясь за раковину руками. Ее ноги скользят в собственной крови, и она валится на пол, под жужжащие лампы.

Аня лежит на спине, выгнув спину, с разведенными в стороны коленями, повинуясь материнскому инстинкту. С криком бьется в агонии, а лужа крови становится все больше и больше – растекается по полу красным пятном.

– Нееет! – рычит она горлом, выплевывая слюну. – Не хочу, пожалуйста! Неее… Ты не будешь… жиииить!

Она пытается свести колени вместе, сжаться, не выпустить в мир то чудовище, что поселилось в ней, но чувствует, как таз ее расходится в стороны, как кости выходят из суставов, не в силах противостоять напору, который проявляет ее дитя в желании появиться на свет.

– Госпо-оди-и… Нееет! – вскрикивает Аня, пытаясь зажать промежность руками, но что-то скользкое вырывается из ее нутра, издав дикий писк и когда она приподнимает голову, то видит… Как Боги сходят на землю. В углу, в луже липкой крови, лежит красно-белый комок. Он медленно разворачивается, и Аня видит перед собой огромную, разбухшую личинку. Она извивается и пищит, двигая кривыми жвалами, выгибается, разбрызгивая по стенам красную морось. А под тонкой кожицей ее живет что-то еще, то, что делает ей больно, пытаясь вырваться наружу. Девушка кричит, вжимаясь в стену, а из личинки, вспарывая ей живот, выползает что-то бледное и бесформенное. Оно высвобождается из дергающейся, окровавленной оболочки и разворачивается, будто бутон, длинными, осклизлыми щупальцами. Их много, с чавканьем они ощупывают стены, тянутся к свету жужжащих ламп, заползают под кабинки, обвивая мокрые унитазы.

– Господи, пожалуйста, – шепчет Аня, забившись в угол. По щекам ее хлещут черные ручьи слез, перемешанных с тушью. Она поджимает колени к груди, но слепое щупальце дотягивается до распухшей щиколотки, стягивается на ней сильными кольцами и тащит девушку к себе. С дикими воплями она цепляется за кафель, ломая ногти, но дитя подтаскивает мать ближе, желая быть накормленным. Заполнив весь туалет извивающимися конечностями, оно поднимается над полом, а тонкое щупальце обвивает Ане колено, и вьется дальше, заползая под куртку, сжимаясь вокруг налитой молоком груди. Сдавливает ее, пытаясь выдавить живительные капли, но вдруг слабеет, а все нити щупальцев вместе с самим существом, поднявшимся почти до потолка, падают вниз. Метаморфоза продолжается и из-под истекающей слизью бесформенной кучи, сгрудившейся у Аниных ног, выглядывает тоненькая, человеческая ручка.

Измученная и ослабшая, обезумевшая от страха, Аня тянется к ней, не в силах поверить. Сжимает маленькую ладошку дрожащими пальцами и слышит глухой детский плач.

– Мой маленький… – говорит она и подползает ближе, сдирая с себя разорванную куртку, оголяя красную от ссадин грудь. – Поешь, мой маленький, поешь…

3

– Город умирает! – кричит в толпу забравшийся на лавку оборванец в сером, вытянутом свитере. Его грязная, скатавшаяся сосульками борода цепляется за вязаный ворот, а под левым глазом красуется налитой фингал. – Правый берег закрыт, повсюду патрули и странные незнакомцы! Пропадают люди, в городе от пожаров нечем дышать, вся власть отдана военным! Пришло время президенту доказать свою состоятельность, показать всем недовольным – кто и как правит страной! Но этого не случится… Поэтому говорю вам, как на духу – обратитесь к Библии и будьте стойкими. Ибо сказано было, что будут нам даны знаки, смущающие нас, и будут навязаны мысли, не соответствующие действительности. Настанет время лживых чудес и ряженых мессий – они будут убеждать нас, что все происходящее от Бога. Но знайте, – мужчина замолкает и указывает грязным пальцем в сторону реки, туда, где сквозь белый смог проглядывает огромная махина Божьего ковчега, – эти создания прибыли к нам из самой преисподней!

Несмотря на бомжеватый вид и торчащую из кармана засаленных брюк горловину бутылки, этому проповеднику удается собрать вокруг себя огромную толпу и заручиться ее поддержкой. Напуганные люди, до сих пор не получившие от власти ответов, ждут любого призыва к действиям.

– Наступает час Армагеддона! – кричит мужчина. – Час великой битвы добра со злом! Не бойтесь дьявола, потому что Бог с вами!

Он окидывает толпу взглядом и замечает пару людей в темных костюмах. На улице бабье лето, и солнце к обеду начинает припекать, поэтому люди выделяются из толпы строгостью нарядов. Их черные галстуки затянуты под самое горло, а накрахмаленные вороты белоснежных рубашек застегнуты на последнюю пуговицу.

– Вот они! – кричит проповедник с лавки и тычет в людей пальцем с пожелтевшим от никотина ногтем. – Уже среди вас, обернитесь, запомните их лица!

Толпа оборачивается, бурлит, точно штормовое море, гремит недовольными голосами, и десятки рук тянутся к отступившим назад незнакомцам. И когда кто-то хватает одного из них за грудки, сминая выглаженную рубаху, вытаскивая ее из-за пояса выставленных по стрелкам брюк, тот отмахивается и резким движением выдергивает из-под пиджака пистолет. Напирающая толпа со вздохом отступает и на площади перед памятником маршалу Покрышкину, воцаряется гробовая тишина.

– Расходитесь, – приказывает один из людей в черном. – Массовые сборища запрещены.

– Кто нам может запретить?! – кричит проповедник. – Вы, приспешники дьявола?! Или долбаная оппозиция?! Мы хотим видеть президента! Мы не собираемся делить свой родной город со всякой адской мразью! Пускай вычистит Новосибирск от этих лжебогов!

– Расходитесь, – повторяет человек в костюме. – Собрание закончено. Расчистите дорогу, сейчас по ней пойдет военная техника.

Со стороны ГУМа уже слышится вой сирен, и люди отступают на тротуары. Многие расходятся по домам. Тем же, кто остался, суждено увидеть мрачную и ошеломляющую картину. По широкому проспекту, из-за высотных домов тянется процессия бронированной техники. Наряду с гусеничными танками, оставляющими на асфальте глубокие вмятины, в процессии принимают участие тяжелые ракетные установки Тополь М, бронированные УАЗы, оснащенные пулеметами, и несколько тентованных грузовиков. Рядом с машинами, по обочинам, идут вооруженные люди в респираторах и белых противорадиационных костюмах.

– Не подходите, – вещает громкоговоритель с крыши одного из ЗИЛов. – Не подходите, идет карантин. Повторяю – не подходите, идет карантин!

Сильный ветер на несколько секунд приподнимает угол одного из тентов, прикрывающих кузов грузовика, и оголяет прозрачную стенку карантинного саркофага, сквозь которую виднеется тело ребенка. Его маленькая ладошка прижата к защитному стеклу, а вокруг проступает ореол мутной испарины.

Под ошарашенные взгляды людей траурная процессия уходит к Коммунальному мосту, ведущему на другой берег Оби, в закрытую часть города. На подъезде к реке, напротив парка развлечений, теперь стоит контрольно-пропускной пункт, а все вокруг оцеплено войсками.

Проповедник, растерявший свою паству, садится на спинку лавки и достает из кармана бутылку. Долго пьет из горла дрянное пойло, морщась и фыркая, а после смотрит на людей в черных костюмах и смачно отрыгивает.

– Да пошли вы, гондоны!

Тело этого человека так и не найдут. С простреленной головой его сбросят в реку и через пару дней, разбухший и посиневший, он навсегда найдет приют в затопленном ивняке, где зацепившись за ветку воротом свитера, будет долго разлагаться на радость паразитам.

4

Журналистка Кэти Забава еще не знает, что ей предстоит. Она расчесывает свои огненные локоны гребнем из косметички и смотрит в зеркальце припаркованного рядом микроавтобуса марки Газель. На машине, выкрашенной в синий цвет, красуется огромный, будто медаль за отвагу, логотип телевизионной компании «Единица». Тонированные окна Газели нагло смотрят на ограждения и посты, выставленные военными, а улыбчивый губка Боб, болтающийся над лобовиком между солнцезащитными козырьками, придает моменту еще большую издевательскую нотку. Оператор – полноватый кучерявый мужчина в синей рубашке и наброшенной поверх джинсовой жилетке с множеством карманов – сидит в салоне, у раскрытой двери и держит видеокамеру на коленях. Рядом, на соседней сидушке продавленной его же весом, лежит зачитанная до дыр книжка с советами бросить курить. Оператор вздыхает, с тоской смотрит на журналистку и достает из нагрудного кармана пачку сигарет. Затягивается и довольный закатывает глаза.

– Коля, я готова, – подает голос Кэти Забава, даже не посмотрев в сторону оператора. Он морщится и подносит к глазам только что начатую сигарету.

– Между прочим, – говорит он, – акцизы все дорожают.

– Мм? – журналистка отрывается от зеркальца и смотрит на коллегу. – Что ты сказал?

– Да так, – он выбрасывает сигарету и сползает с сидения. Набрасывает камеру на плечо и примеряется глазом к видоискателю.

– Не бурчи, ты же знаешь, я перед эфиром этого не люблю.

Кэти Забава поправляет и без того идеальную прическу и вертит в руках микрофон.

– Возьми так, чтобы было видно и этих, – она кивает в сторону военных, оцепивших коммунальный мост, – и эту штуковину. Будет классный кадр.

Оператор смотрит сначала на военных, застывших по периметру с каменными лицами, а потом и на огромную черную махину, нависшую над городом. Она лежит поперек Оби, будто булыжник упавший в мелкий ручеек, бежавший по весне под коркой искристого наста. Окутанное белым дымом нечто упавшее с небес, прожегшее их, будто бумагу. Оператор поднимает глаза и видит в белом небе черную рану с рваными краями.

– Как они это сделали? – спрашивает он сам себя. – Как будто разорвали пространство…

– Не отвлекайся, – шикает на него журналистка. – Через минуту буду готова.

Кэти Забава не боится молвы и косых взглядов. Она идет по карьерному болоту, задирая подолы юбок, если вдруг становится глубоко, и мало кого считает себе ровней. Она ездит на красной «Тойоте» с тонированными стеклами и смотрит влюбленным взглядом на каждого ДПСника, остановившего ее за лихое вождение. В ее бардачке всегда лежит отрывной блокнот и ручка, которой она раздает автографы, а на заднем сидении, на всякий случай, валяется глянцевый журнал с посвященной ей обложкой. Красивая и стройная, молодая, она слывет в городе и области знаменитостью, у которой не за горами баснословные контракты с московскими телеканалами.

Придет время, – думает Кэти Забава поздними вечерами, выключая настольную лампу и протирая уставшие глаза, – когда меня заметит сам Эрнст.

– Начинаем, – командует она оператору, и он нацеливает на нее объектив.

Когда-то давно, когда Кэти Забава была обычной студенткой журфака Юлией Ивановой, она боялась камеры, как огня. Ей постоянно казалось, что на нее смотрит черное дуло пистолета и через секунду ее мозги окажутся на мостовой. Поэтому она краснела и заикалась, пытаясь выдавить хоть слово из заготовленной речи, а сокурсники-операторы со вздохом выключали камеры. Но теперь все было иначе. Кэти безумно любила прямые эфиры.

– Здравствуйте, – говорит она в камеру, и блеск ее глаз затмевает собой все творящееся вокруг. – Я Кэти Забава. И это будет прямой эфир с места событий.

Она оборачивается к Божьему ковчегу, и ее огненные волосы красиво струятся по тонким плечам.

– После приземления в Новосибирске космического корабля неизвестной инопланетной цивилизации, прозванного людьми Божьим Ковчегом, прошло уже около пяти дней, но до сих пор неизвестно – кто они и какую цель преследуют. Была ли это аварийная посадка или Земля была выбрана пришельцами неслучайно? Наша команда была первой допущена в закрытый на сегодняшний день город и – здесь и сейчас – мы раскроем вам все секреты…

5

В эфире всех государственных телеканалов появляется худой, болезненного вида старик. Это господин Смехов – глава крупнейшего холдинга, лидера в области разработки высоких технологий. Он сидит за столом в телевизионной студии, сложив руки на темно-бордовую столешницу, являя миру многообразие перстней. На правой руке старика болтается золотой браслет толщиной в палец. Камера приближается к лицу старика, делая его морщины глубже, а пигментные пятна – темнее. Кое-где на щеках блестят островки седых волос – показатель немощности и увядания.

– Наконец-то, – говорит Смехов, – мы узнали, что не одиноки во вселенной. Впервые люди могут с уверенностью сказать, что бездны космического пространства никогда не пропадали зря. Где-то далеко, за пределами нашей солнечной системы всегда существовала жизнь. И не просто жизнь, а разумная жизнь – жизнь, превосходящая нас в развитии. Долго мы спрашивали себя – будет ли толк, если на одной из планет мы обнаружим бактерии? О чем мы сможем с ними поговорить, чему сможем у них научиться? И мы сокрушались такой возможности, ничтожно малой, но такой ожидаемой…Но все эти годы… не было даже ее. И когда мы отчаялись ждать, ОНИ вышли с нами на связь. Дали нам возможность снова верить, дали нам шанс увидеть своими глазами чудо… Кто они? Я расскажу, но прежде хочу сказать, что они пришли показать нам будущее. Каждый из нас видит его уже сейчас. Космос никогда не молчал – он требовал от нас ответа. Но мы забыли – как говорить с ним и как слушать. Но теперь, я уверяю вас, мы вспомнили, мы научились. На мои средства и на средства Российского правительства, а так же при участии космического агентства НАСА, в город Новосибирск к приземлившемуся космическому кораблю, будет организована научная экспедиция, ориентированная на контакт с посетившими нас…

Кт они? Многих из вас волнует этот вопрос. После нашумевшего признания одной небезызвестной особы – каждого человека занимает эта проблема. Неужели нас посетили те, кто нас создал? Наши создатели, те, кого мы привыкли называть Богами?

Я дам вам ответ. Но, несмотря ни на что, вы все равно до самого конца будете сомневаться – правда ли это? Что поделаешь, так уж устроен человек.

В признании Татьяны Гориной, низкосортной актрисы областного театра, не было ни капли правды, все ее слова были выдумкой, желанием прославиться… но – те, кто посетил нас, действительно, наши прародители. Те, кто нас создал. И они нашли нас после долгих разлук. Мы потерялись, заблудились в темных уголках вселенной – человечество всегда было непослушным ребенком. И мы забыли, перестали помнить – откуда мы взялись… Но все имеет свое начало. И свой конец.

Откуда я все это знаю? Я расскажу вам…

6

Рыжий таракан нагло ползет по стенке, шевеля усами. Вальяжно, не торопясь проделывает привычный путь к открытой воде.

– Ничтожество! – шипит женский голос, и огромный кулак в зеленой перчатке со всего маху размазывает таракана по голубой кафельной плитке.

Но кто здесь ничтожество? – думает женщина, глядя на дергающиеся тараканьи лапки. – Эта тварь или я, человек, которого эта уродливая мразь даже не заметила?

Женщина не знает ответа. Женщину зовут Татьяна Горина, и она стоит над жестяной мойкой, опершись на нее руками в латексных зеленых перчатках, и смотрит на гору грязной посуды, скопившуюся за целый день. Ржавый кран подтекает который месяц, но в доме нет умелых мужских рук, чтобы его починить. Белая от хлорки вода скапливается в заляпанных кетчупом тарелках, принимая бледно-розовый цвет, и Татьяна видит в этих лужицах свое отражение. Измученное недосыпами осунувшееся лицо с сеткой бальзаковских морщин у раскрасневшихся глаз – странная, восковая маска, слепленная в занюханной мастерской. От бессилия и злобы Татьяна сжимает края раковины так, что они впиваются ей в ладони и боль, взбирающаяся по рукам, не дает ей заплакать. Выпустить на волю стаю безумных рыданий, что встали у ее горла гадким комком. Женщина дышит через нос, раздувая ноздри усеянные черными точками, и включает воду. На плите с четырьмя замызганными конфорками – варятся пельмени, а рядом, на разделочной доске, в луже красной крови лежит кусок курицы, из которого к вечеру будет сварен бульон. Татьяна смотрит на кастрюлю с пузырящейся водой, на разбухшие пельмени и думает о том, как похожи все ее дни. Заученная наизусть роль снежной королевы, выплеснутая, будто смола на полупустой, шуршащий чипсами зал, слезы на длинной лавке в подсобке, половая тряпка и тяжелое ведро воды – а впереди длинный, залитый грязным светом коридор, который нужно вымыть до закрытия. Дорога домой по темным улочкам, полным пьяной ругани и мурашки на пояснице от стука шагов позади. А дома больная мать, пятилетняя дочь и пятнадцатилетний сын, протаптывающий дорогу в колонию для малолетних. Старая мебель, старый допотопный холодильник, веник вместо пылесоса, облупившаяся штукатурка, мелочь в кошельке и темные пятна на подушках. А утром – выведенный на запотевших окнах знак бесконечности. Замкнутый круг, разорвать который нету сил.

Татьяна обреченно берет губку для мытья посуды и льет на нее чистящее средство. Сжимает в кулаке и комья белой пены падают в раковину, будто вата. Женщина берется за грязные тарелки, натирая их до блеска и снова, как всегда в ритуальном порядке, вспоминает свою былую жизнь. То время, когда она была счастлива.

Что я сделала не так? Почему все это прекратилось? Почему мне кажется, что все это было не со мной? – вопрошает она у Господа – некрещеная русская женщина, зажатая меж каменных тисков городской жизни. Таких обычных и оттого безумно страшных.

Что мне делать дальше?

И впервые за все годы – Бог отвечает на ее вопросы. Его голос – добрый и ласковый – звучит внутри Татьяны, согревая ее теплом. Она чувствует рядом кого-то справедливого и в надежде подает ему отяжелевшую, усталую ладонь.

Веди меня, подскажи правильный путь. Прошу…

Застыв, будто статуя, Татьяна слушает голос истины и улыбается дрожащими губами. Кивает, роняя с ресниц прозрачные слезы, а напор из крана заливает тарелки, разлетается вокруг горячим дождем, стекает на пол кривыми ручейками и собирается вокруг Татьяниных ног. Зажатая в руке железная миска падает в раковину, разбивая фаянсовые тарелки, но Татьяна не замечает мира вокруг. Всю серость, всю грязь, налипшую на Татьянину судьбу за долгие годы, смывает яростный дождь – вода очищения. Со странной улыбкой, оставляя горы грязной посуды нетронутыми, Татьяна шлепает в спальню и валится на продавленный диван.

Она будет спать крепко, а проснувшись не пойдет на работу – соберет в доме все золотые украшения и отнесет их в ломбард, на вырученные деньги купив небольшую видеокамеру, на которую после запишет свое знаменитое признание. Об актрисе из провинциального городка узнают все – от мала до велика, люди станут боготворить ее и поклоняться ее образам. Крупные медийные холдинги захотят видеть ее гостьей своих студий, а журналисты станут охотиться за ее прошлым. Вокруг замызганной хрущевки на краю села обоснуются десятки папарацци, и будут следить за серыми окнами третьего этажа. Весь мир в одночасье полюбит Татьяну Горину и она, в ответ, откроет ему свое сердце.

7

– Посмотрите на них, – говорит господин Смехов.

Он стоит у широкого окна, спиной к своим собеседникам. Ему шестьдесят, но выглядит он гораздо старше. На нем остроносые туфли из натуральной кожи и дорогой костюм от Гуччи, который висит на нем, как на вешалке. Болезненно худой, он опирается на подоконник, как на трость. Его костлявые руки, с пигментными пятнами, облиты золотом колец, украшенных массивными драгоценными камнями. И когда он перебирает пальцами, кольца стучат.

– Привстаньте, посмотрите, – мягко повторяет он, но в его голосе слышится приказ и люди, сидящие на кожаных диванах, выполненных в викторианском стиле – с резными подлокотниками и узорами, венчающими спинки – отставляют бокалы в стороны. В бокалах налито красное сухое Бордо урожая 1947 года, а в пепельницах дымятся дорогие сигары по пятьсот долларов за штуку. Люди подходят к окнам – все они моложе и сильнее Смехова и жаждут его смерти, чтобы примерить корону на себя, но пока лишь безмолвно подчиняются приказам, словно прирученные псы. Среди гостей этого богато-обставленного офиса присутствуют и женщины. Они выглядят моложе своих лет из-за пластических операций и бесконечных подтяжек лица. У каждой из них молодые мужья, на горячих членах которых они согреваются холодными ночами, страстью пытаясь отогнать старость.

Вначале был Хаос

Он не имел размеров, четко очерченных границ, формы. Его главными порождениями была Гея (Земля), Ночь и Мрак. Ночь дала жизнь различным ипостасям смерти, богине возмездия Немисиде, а также множеству других неприятных явлений, таких как Обман, Голод, Убийство, Изнурительный труд, Беззаконие – всему тому, что является наказанием для человечества.

Гея (Мать Земля) берет в супруги Урана (Отец Небо). От их союза возникают 12 титанов, но самым ярким из них был Крон.

Гермес

Гермес, сын Зевса и нимфы гор Майи, родился в горной пещере. Всего трех часов от роду он убил черепаху и смастерил из ее панциря лиру. После этого он украл у Аполлона стадо коров. Зевс приказал вернуть их, но, когда Аполлон выгонял спрятанное стадо из пещеры, Гермес заиграл на своей лире. Дивные звуки, издаваемые этим музыкальным инструментом, пленили Аполлона, и он в обмен на лиру отдал Гермесу своих коров. Гермес с младенчества отличался необыкновенной хитростью и ловкостью, так что он даже считался покровителем плутовства. Гермес — вестник богов, покровитель путников. Он — посредник между богами и людьми. Гермеса чтили и путник, и оратор, и купец, и даже вор. Посланник богов Гермес изображался обутым в золотые крылатые сандалии, с посохом в руке.

Посейдон

Титаны утратили власть над всем миром, а новым владыкам только предстояло утвердиться в новых стихиях. Посейдон решил обжить водный мир. По представлениям древних греков, на этот шаг он пошел лишь для того, чтобы меньше чувствовать на себе верховную власть брата.

Моря и океаны, где живет бог Посейдон, пришлось отвоевывать. С его буйным характером это не составило большого труда. Нерею, Океану, Протею, как и многим остальным, пришлось потесниться. Не случайно на античных произведениях искусства это мифологическая фигура всегда изображалась с целой гаммой чувств на лице. В мифах также прослеживается важная особенность его характера: он всегда готов нырнуть в водоворот страстей. Из его потомков самыми славными героями можно назвать Ориона, Тесея. Остальные же – это, мягко говоря, неуравновешенные, жестокие, беспощадные чудовища. Один только Полифем чего стоит! Именно он собирался съесть Одиссея с командой, но сам был ослеплен знаменитым хитрецом.

Во всем остальном Посейдон мало чем отличается от остальных олимпийцев. Лукавит, хитрит, соблазняет женщин, воюет, плетет интриги. Только роскошный дворец, где живет бог, находится в пучине морской.

где живут греческие боги

Афина

Согласно мифу, Зевс проглотил свою супругу Метиду, беременную Афиной, поскольку знал, что сын от Метиды лишит его власти над миром. После этого у него началась невыносимая головная боль. По приказанию Зевса Гефест разрубил ему голову топором, и на свет появилась Афина в шлеме, с копьем и щитом — такая, какой она изображена на восточном фронтоне Парфенона. Афина — богиня мудрости и справедливости. По силе и мудрости она равна Зевсу. Она стоит на защите городов и крепостей, покровительствует греческим героям, помогает им советами.

Афина построила город Афины и подарила людям священное дерево — оливу. Она помогает ремесленникам — гончарам, ткачихам, строителю корабля аргонавтов. Некоторые источники утверждают, что ее сыном был Аполлон. Гигантская статуя Афины, покрытая слоновой костью и золотом, созданная Фидием в 30-х гг. V в. до н.э., стояла в Парфеноне на афинском Акрополе.

Царство Аида

В греческой мифологии Аид является один из самых почитаемых Бессмертных. Старший сын Крона первым ощутил цену недоверия и безграничной жажды власти отца. Тут греческие источники расходятся в описании непростых взаимоотношений между поколениями. В одних мифах Крон живьем его заглатывает, а по другим — сбрасывает в холодный мрачный Тартар.

Аид, как и полагается старшему брату и владыке царства мертвых, рассудительный, справедливый, щедрый. С ним связаны богатство недр земли. Но самое главное – повелитель царства мертвых знает всю тщетность земных богатств, страстей и устремлений. Он терпеливо подождет души смертных, чтобы вынести приговор по земным делам их.

Место, где живет бог Аид, только несколько смертных смогли посетить, а потом вернуться на поверхность. Основной мотивацией являлась, конечно же, любовь, иначе зачем туда спускаться. Орфей, Эвридика, Дионис, Психея, вездесущий Одиссей – все эти персонажи получили бесценный опыт нахождения за гранью земного.

Аид практически безотлучно находится на своем посту. Дворцы и дома, где живут боги, ему не по вкусу. Но даже Аиду приходилось покидать свои владения в поисках помощи. Один из двух таких эпизодов – его ранение. Стрела Геракла доставляла ему огромные мучения. Повелитель царства мертвых не смог справиться – пришлось обратиться к олимпийцам. Второй случай его пребывания в мире живых – романтический.

гора где живут боги

Древние греки довольно трепетно относились к этому мифическому персонажу. Они помнили о смерти, поэтому в земной жизни старались насладиться каждым мигом.

Гора Олимп

Издали она напоминает огромный каменный цветок с открытыми лепестками. Этот горный массив имеет четыре знаменитых пика: Митикас, Скольо, Стефани (Трон Зевса), Скала. Самым высоким является Митикас (2918 метров). Эта местность, несмотря на наличие военного радара греческих вооруженных сил, открыта для туристов. Там, где жили боги, теперь обосновались люди, наладившие прекрасную инфраструктуру. Кроме них на горе живут и прекрасно себя чувствуют лисы, муфлоны, ежи.

Могучие хвойные леса, журчащие водопады с кристально чистой водой – это место с его потрясающей энергетикой приковывает туристов. Но кроме великолепной природы, замечательных горнолыжных баз, пансионатов, есть еще одна достопримечательность, которой так гордятся греки – монастырь Святого Дионисия. Он до сих пор действующий. В свое время это был центр греческого православия, просвещения. Сохранилась пещера – обитель святого Дионисия, где он провел несколько лет.

У самих греков существовало негласное правило, запрещающее подниматься на вершины Олимпа из-за боязни прогневать его хозяина.

Город, где живут боги

В номе Пиерия есть деревушка Дион. Она стоит на месте знаменитого античного города Зевса. Сегодня она является жемчужиной курортных достопримечательностей Греции. В то же время у археологов эта местность является излюбленным местом для изысканий. Археологические раскопки ведутся по сей день, открывая новые тайны истории.

По легенде, Зевс полюбил земную женщину Фиэ. Их потомки обосновались у подножия горы и в знак благодарности за подаренную жизнь построили с размахом в честь своего отца святилище (Дион). Фукидид, Диадор, Гесиод в различные времена описывали это место. По своему значению оно не уступало Олимпии и Дельфам. Знаменитый трагик Еврипид любил давать здесь свои представления.

Город был огромным: храмы, стадионы, театры, термы, рынок – теперь только руины и неплохо сохранившаяся брусчатка напоминают о его былом величии. Это место напрямую связано с именем великого завоевателя Александра Македонского. Отсюда он собирался в свой знаменитый поход на Восток. Здесь находятся памятники наиболее прославленным воинам Александра Македонского, павшим в бою.

место где живут боги

Гуляя по Диону

Город Зевса — Дион, место, где жили древнегреческие боги в мифах и сердцах античных эллинов. Это становится понятным практически сразу на входе. Тут гармонично расположились сразу несколько древних святилищ. Первое из них посвящено богине плодородия Деметре. Чуть дальше — самому Зевсу. Древние скульпторы прекрасно передали одну из черт главных черт Громовержца: он любил путешествовать, находясь среди смертных и ничем не выдавая своего происхождения. В скульптуре он изображен в простых сандалиях. Рядом с ним стоит его супруга Гера, не уступающая супругу во властолюбии и жесткости.

Археологический парк Диона частично затоплен. Недалеко от святилища Зевса протекает речушка, а храм Афродиты вообще стоит в воде. Раньше здесь протекал судоходный Геликон. Но любителям мифологии он больше известен по эпизоду со сладострастными гречанками, убившими Орфея. Он имел неосторожность разозлить их своим творчеством. Его тоскливые песни об ушедшей возлюбленной тронули сердца и души брутальных греческих мужчин. Слушая его песни, рыдая друг у друга на плече, они перестали замечать своих жен, дарить им ласку и внимание. Простить это женское сообщество не могло – судьба Орфея была предрешена.

Уровень развития античного города

Еще одним излюбленным местом в греческих городах были общественные бани (термы). Дион не стал исключением: здесь прекрасно сохранились столбики для поддержки плит бассейна. Обычно они возводились при школах (гимнасиях) либо при храмах Аполлона – врачевателя. Позднее ими стало пользоваться все население.

Отопление происходило с помощью специальной печи, согревающей воду и воздух, которые затем циркулировали в пустотах под полом. Покрытие пола держалось вот на таких кирпичных столбиках, расположенных в шахматном порядке.

Кроме этого чуда инженерной мысли сохранилось приспособление, которое использовали греки на общественном рынке, делая контрольное взвешивание. Оно представляет собой каменную плиту с выемками различного диаметра. В них помещали бронзовую посуду, совмещая край налитой жидкости с краем посуды. Если они не совпадали – горе торговцу.

там где жили боги

Дионис

Бог растительности, виноградарства, виноделия и веселья. Дионис — сын Зевса и Семелы, дочери фиванского царя. По совету ревнивой Геры Семела попросила Зевса явиться к ней во всем своем величии. Зевс так и сделал, но молнии громовержца испепелили Семелу, и он едва успел выхватить из пламени родившегося у нее недоношенного Диониса. Зевс зашил младенца к себе в бедро, а в положенное время распустил швы, и Дионис появился на свет. Он прошел через множество испытаний, прежде чем добился славы. Дионис давал людям силы и радость. Он ходил по всему миру, из страны в страну, и его постоянно сопровождала толпа пляшущих и поющих менад и сатиров.

Место, где живут богиМесто, где живут богиМесто, где живут боги

Пан — сын Гермеса и нимфы Дриопы. Он родился с козлиными ногами, рогами и длинной бородой. Пан не захотел жить на Олимпе, а ушел в горы. Там, среди лесов, он пасет стада и играет на звучной свирели. Пан — бог леса, полей, бог пастухов, охраняющий стада. Он непременный спутник бога вина Диониса.

Пропавшие люди и заброшенная деревня

Есть еще одна загадка, которая тревожит округу – покинутая деревня. В ней жили люди, работали, воспитывали детей. Но в один из дней они почему-то собрались и покинули насиженное место. Люди никуда не исчезли. Они просто не хотят говорить на эту тему, так же как и возвращаться назад. Попытки выяснить причины и мотивы не увенчались успехом.

Есть еще более странные события. В местности под названием Двери Олимпа часто видны огни в небе, исчезают люди. Некоторым удается вернуться и рассказать про удивительные подземные города.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...