Что на самом деле думают о нас младенцы?

Если ребенку не дать самому принимать решение, то вскоре он поймет, что его личное мнение не так уж и важно, что внутренние порывы и эмоции надо приглушать — они все равно не играют роли в его жизни…. Интернет-журнал «Колесо жизни» – ваш личный путеводитель и онлайн-тренер.

Содержание

О чем думают дети

«Ваша жизнь сегодня — это сумма мыслей и действий в прошлом», — написал когда-то Робин Шарма. И мы даже не представляем порой, с каких ранних лет это начинается. Что мы услышали и увидели в детстве, какие выводы сделали тогда, чтобы наша взрослая жизнь стала такой, как сейчас? А если попробовать вспомнить это? Чтобы понять, откуда потом во взрослой жизни так много страхов и неуверенности в себе. Чтобы стать свободным от мешающих стереотипов почти забытого прошлого.

Дети узнают мир так, как мы, взрослые, преподносим его. У них нет фильтра, и вся информация воспринимается ими априори. Они не понимают шуток или намеков. Они открыты и доверчивы. Они узнают мир по двум критериям: «хорошо — плохо», «можно — нельзя». И эти критерии предлагаем им мы — родители. Чаще всего, когда ребенок задает вопрос, ему сразу говорят, как надо.

А что, если ребенок сам порассуждает? У детей ведь отлично развита интуиция.

Если ребенку не дать самому принимать решение, то вскоре он поймет, что его личное мнение не так уж и важно. Он поймет, что внутренние порывы и эмоции надо приглушать, так как они все равно не играют роли в его жизни. Ребенок верит каждому слову, которое потом может изменить всю жизнь…

Предлагаю на несколько минут представить себе пятилетнего ребенка. Наивного, доброго, доверчивого. Для которого каждый человек, встречающийся на его пути, — гуру, мудрец. И почитать отрывки из дневника такого малыша. Взглянуть на мир взрослых его глазами.

Август 1986 года

Через месяц мне исполнится пять лет. Я веселая и умная девочка. Мне все так говорят. Родители меня любят. Я их тоже люблю. Сегодня мы ехали в гости на электричке. Я долго расчесывала волосы маме. Тетя напротив сказала, что я могу стать парикмахером. «Как же это интересно! Хочу делать людей красивыми», — подумала я. До самого вечера я придумывала новые прически, рисовала их и мечтала, что скоро, уже совсем скоро я вырасту и стану парикмахером. Мама смотрела на меня и улыбалась.

Сентябрь 1986 года

Я стала старше еще на год. На день рождения родители подарили мне набор посуды. Мама говорит, что женщина должна уметь вкусно готовить, чтобы ее любили. Буду учиться готовить своим куклам и мягким игрушкам. Так здорово! А еще я скоро повзрослею и стану адвокатом. Да, мне сказала соседская тетя Маша, что я очень справедливая. А еще я заступаюсь за маленьких детей, когда их обижают. Я вырасту и стану защищать детей и взрослых. Ой, как же это интересно!

  • Я справедливая.
  • Я должна хорошо готовить, чтобы меня любили.

мир глазами ребёнка

Май 1987 года

Сегодня мы ехали с мамой в автобусе. И я услышала, как говорят две тети. Та, у которой красивая прическа, сказала, что ей платят мало денег за то, что она делает красивые прически людям. Она любит свою работу, но там мало платят, поэтому она редко покупает своим детям клубнику, а сама ее вообще не ест. Получается, что если я стану парикмахером, я не смогу есть вкусную клубнику?

  • Если работать на любимой работе, то можно остаться без клубники.

Декабрь 1987 года

Скоро Новый год. Я написала письмо Дедушке Морозу и попросила принести мне в подарок набор для врачевания. Я знаю, что все, что я захочу, исполнится. Потому что мне родители сказали, что чудеса случаются с теми, кто в них верит. Я верю! Сильно-пресильно! Вот бы уже наступил Новый год!

  • Чудеса случаются с теми, кто в них верит.

Декабрь 1987 года

Сегодня мне в садике сказали, что если я буду капризной девочкой, ко мне Дед Мороз не придет. Надо подумать, как стать хорошей. Чтобы они меня не разлюбили и Дед Мороз пришел в новогоднюю ночь.

  •  Мне будут дарить подарки, если я не буду капризничать.

Декабрь 1987 года

Родители меня любят. И я верю, что Дед Мороз ко мне обязательно придет. Для этого я стала хорошей девочкой. Правда, мне теперь нужно скрывать свои капризы. Папа говорит, что врать нехорошо. Ну и что, зато для родителей я буду хорошей девочкой, и теперь уж точно Дед Мороз принесет мне подарки.

  • Врать нехорошо, но нужно.

о чем думают маленькие дети

Январь 1988 года

Я так сильно верила, что мне Дед Мороз принесет подарок, что еле дождалась праздника. Принес. Сегодня весь день играю — лечу кукол, которые заболели. Меряю им температуру, слушаю дыхание, ухаживаю, пою горячим чаем. Когда вырасту, стану врачом. Буду лечить людей и ухаживать за ними. А еще теперь я понимаю, что для того чтобы мне дарили подарки, я должна скрывать свои капризы. Как говорила воспитательница, «твои капризы никому не нужны». Раз они никому не нужны, то и мне не нужны! Я перестану плакать, когда мне обидно, а еще я перестану говорить все, что раньше говорила. Я перестану злиться. Мои капризы никому не нужны. Ой, слезки залили всю тетрадь. Но я не могу больше плакать. Все говорят, что это плохо. Мне взрослые часто говорят, что хорошо, а что плохо. Вот когда вырасту, буду все знать!

  • Надо всем показывать, какая я хорошая, чтобы получать подарки.
  • Плакать нельзя.

Февраль 1988 года

Сегодня с папой смотрела телевизор. Там сказали, что был арестован один адвокат. Его посадят в тюрьму надолго. Папа злился и говорил, что так ему и надо. Что все они такие. Берут какие-то взятки. Я тоже хочу стать адвокатом. Интересно, а что такое «взятки»? А за что его посадили в тюрьму? Жалко этого дядю. Он теперь не сможет каждый день видеть маму и папу. А кто ему будет варить по утрам манную кашку?

  • Не хочу быть адвокатом — меня папа перестанет любить.

Май 1988 года

Почему-то я стала часто болеть. Врач родителям сказал, что это из-за вирусов. Что все детки болеют. А мне нравится болеть. В эти дни родители мне уделяют много внимания, жалеют меня, часто целуют и обнимают. И хорошо, что я перестала плакать. Я теперь вообще не плачу, и меня все любят. Я — хорошая!

  • Болеть хорошо! Можно получить внимание родителей.

Апрель 1989 года

У нас заболела бабушка. Ее положили в больницу. Здоровье стало хуже. Я люблю свою бабушку. Родители все время почему-то ругают врачей, которые лечат бабушку. А бабушку все жалеют. Она говорит, что сама виновата. Говорит, что нужно было себя жалеть раньше и не работать так много. Почему же тогда родители ругают не бабушку, а врачей?

  • Почему-то врачей ругают за то, что они помогают людям.

Июнь 1992 года

Сегодня ходила в танцевальный кружок. Когда мы шли с мамой домой, она встретила подругу. Они долго общались, пока я мечтала о том, что стану танцевать на большой сцене, когда вырасту. Мне будут дарить много цветов, и люди будут меня узнавать на улице. Мои мечты остановили слова маминой подруги: «Да что это за профессия такая! Ну потанцует она еще десять лет, и что потом? Ее уже никто не возьмет». Откуда эти взрослые так много знают? А может, мне никого не слушать? Спрошу еще вечером у мамы, хорошо ли стать танцовщицей. Она у меня все знает. Вечером мама сказала, что нужно прислушиваться к себе. И что она в меня верит.

мысли 5 летнего ребенка

Февраль 1995 года

Сегодня я была в танцевальном кружке. Меня опять хвалили. Говорили, что есть талант. Уже несколько лет на всех школьных вечерах выступаю. Хочу поступить в театральное училище. Гости родителей говорят, что этим много денег не заработаешь. Подруги посмеиваются. Я знаю, что если верить, то у меня все получится, но другие в меня не верят! Обидно. А мама с папой говорят, что получится только то, что нравится делать.

  • Получится только то, что нравится.

Июнь 1998 года

Мне кажется, что после окончания школы я стала взрослой и свободной. Но куда пойти учиться? Надо же найти себе серьезную профессию! Многие считают, что лучше мало зарабатывать, но стабильно. Времени мало на подготовку. Уже скоро вступительные экзамены сдавать. Да и денег на обучение не так уж и много. В театральный страшно поступать. Мамина подруга говорила, что это несерьезная профессия. Выбирать не приходится. Пойду по стопам родителей.

  • Нужно ли мне это?

Читайте также: 7 фраз, которые нельзя говорить ребенку

Июль 1998 года

Сегодня точно решила, что пойду в театральное училище. Ну и что, что в меня не верят окружающие, но я же знаю, что все получится только у того, кто верит! И родители в меня верят.

Несколько лет спустя

Я держу в руках диплом. Моя мечта осуществилась! Я так долго не знала, кем хочу стать, и только вера родителей в меня давала силы. Мамочка и папочка, родные и друзья, вы только всегда верьте в меня! Мне это так нужно! А еще я хочу, чтобы вы меня любили всегда, даже если я захочу стать парикмахером, врачом или адвокатом. Чтобы любили, когда я капризничаю или просто плачу. Хочу, чтобы любили, если я даже не умею готовить. Главное, что я стала сама для себя Человеком!

В глазах слезы. Слезы радости. Я снова научилась плакать. Только теперь от счастья.

автор без фотографии

Что вы знаете о своих детях?

о чём думают детиС первого взгляда, мой вопрос может показаться очень странным, но это только на  первый взгляд.

У каждого человека есть собственное мнение по любому вопросу, как правило.

Но это совершенно не означает, что мы знаем на него точный ответ (что творится в голове). Несмотря на то, что этого человека мы знаем давно (муж, жена, друг, подруга). Даже мама или папа, в конце концов.

А уж что говорить о ребёнке, который совсем маленький (в сравнении с нами) и его опыт размером с него 🙂 .

Сколько детей нужно для счастья?

У всех детишек, с которыми мне удалось пообщаться, есть хотя бы один братик или сестрёнка. И все считают, что этого мало.

Чем больше детей, тем лучше!

Чем больше детей, тем лучше! Фото: АиФ/ Фото: Ирина Якунина

«Надо три, а лучше пять, потому что у всех сейчас по три ребёнка. Старшие помогают младшим, а когда ты старший, ты главный», — считает Данил Коренев. «Мноооо­го, — вторит ему Саша Машновский, — я тогда не буду ходить в садик, потому что можно дома с братьями играть». Даша Кирилюк мечтательно считает: «Десять, нет, лучше двадцать, чтобы родителям не скучно было, и я буду им помогать. Только квартир надо десять». О 18 братиках и сестричках мечтает и Рома Макаренко: «Вот у нас хомяков много, им весело. У меня только три сестры и один брат, скоро ещё будет. И нам очень весело, мы с братом водим мотоцикл детский, а вырастем — на настоящий пересядем». Илья Бронников даже готов уступить своё место на втором этаже кроватки ради братика и сестрички, но переживает, что, если будет их много, будет шумно и он не сможет расслышать, что говорят ему мама с папой, и тогда они будут расстраиваться. И очень мудрый ответ дала Ульяна Елисеева: «Детей должно быть столько, сколько будет, — это родители решают».

Не делайте вид, что меня нет

По-моему, вы нашу кошку Муську больше уважаете, чем меня. По крайней мере, не рассказываете гостям, что там кошка сделала в лоток, когда она сидит рядом. А при мне, значит, можно и про мои маленькие шалости рассказывать, и сплетничать. А ещё папа маму постоянно усами щекочет, как будто я не вижу. И ночами с ней перешёптывается в кровати, когда я заснуть пытаюсь. Я, может, тоже хочу, чтобы меня пощекотали и в кровать взяли! Кстати, недавно мы писали о том, как отучить ребёнка спать вместе с родителями. Берите на заметку!

546f9_03ea.jpg

Решения, основанные на интуиции

Существует допущение, что думать означает пользоваться словами или вести внутренний диалог. От нас подчас скрывается тот факт, что некоторые решения мы принимаем на основе тех мыслей, которые едва ли возможно выразить словами.

Если мы задумаемся и захотим попытаться сформулировать словами, почему мы приняли решение, мы не сможем озвучить все его основания. Часто мы ссылаемся на такие понятия, как интуиция, говорим, что «мне кажется» или «я чувствую». За такими фразами не всегда стоит эмоция или ничем не вызванное представление. С одной стороны, за ними часто стоят такие формы знания, которые психологи называют процедурными, то есть такие, которые являются суммацией нашего опыта, основанного на статистических закономерностях, вероятности встречаемых нами событий.

С другой стороны, иногда мы принимаем такого рода решения, опираясь на некоторые очевидные допущения, которые мы всегда выносим за скобки своих рассуждений. Мы исходим из того, что мир устроен определенным образом. В терминах ранних греческих философов у нас есть что-то вроде аксиоматических утверждений об устройстве окружающего мира, которые мы не подвергаем сомнению, которыми мы пользуемся, когда рассуждаем.

Итак, мы имеем разные формы знания: одни базируются на эмоциях или на суммации и статистической оценке предыдущего опыта, другие представляют собой аксиоматические представления об устройстве окружающего мира, которые, по-видимому, предзаданы нашей когнитивной системе. Исследователи в области когнитивного развития изучают эти формы знания и пытаются представить, понять и изучить, как думает младенец.

Закон сохранения объекта за ширмой

Ученые проводят эмпирические исследования по этому вопросу примерно с середины XX века. Из наиболее ранних — концепция Жана Пиаже, согласно которой мы с вами сначала имеем tabula rasa, получаем большое количество опыта, а этот опыт заставляет нас все время строить ожидания и схемы того, что мы увидим. Они оправдываются или нет, и постепенно мы выкристаллизовываем то знание по форматированию мира, которое у нас есть. Например, только к году мы с вами будем ожидать, что предмет, который заехал за ширму, останется за ней, несмотря на то, что мы с вами его не видим.

Если трехмесячному ребенку мы показываем заинтересовавший его предмет, дожидаемся момента, когда он протягивает к нему руку, и тут же закрываем этот предмет тряпочкой, которую он вполне в состоянии поднять, ребенок теряет к нему интерес. Он начинает хлопать по одеяльцу возле себя и словно бы забывает о нем. Как будто бы происходит феномен «с глаз долой ― из сердца вон». В терминологии Жана Пиаже это означало, что у ребенка нет представления о том, что физический объект, которого он не видит, в действительности существует в реальности.

Более современные авторы сильно усомнились в том, что младенец действительно может допускать такую ошибку в понимании окружающего мира, ведь он наблюдает его так много и в большом количестве, несмотря на то, что он маленький.

Рене Байаржон предположила обратное тому, о чем говорил Пиаже. В своих экспериментах она пыталась доказать, что ребенок, скорее всего, понимает, что объекты, скрытые ширмой, остаются за ней. Она проводила работы, в которых показала способность младенца удивляться ситуации нарушения физических законов.

В одном из таких экспериментов деревянный кубик стоял за ширмой. Дети не «удивлялись», если ширма наклонялась от них, доходила до кубика и возвращалась, открывая кубик, но их удивляло, если ширма наклонялась от них полностью, ложась на стол, а затем возвращалась, и за ней оказывался кубик. Ближе к пяти месяцам младенцы также могут понимать тот факт, что такой твердый и тяжелый объект, как, например, кубик, не может находиться в воздухе без опоры: если его центр тяжести выехал за край опоры и не падает, они «удивляются».

В этих же возрастах младенцы понимают, что объект, который скользит и должен упереться в преграду на своем пути, но спокойно проезжает через преграду дальше, нарушает физические законы. Они дольше смотрят на эту ситуацию. То есть их способности понимать окружающий мир достаточно высоки.

Что понимает младенец

Во многих других областях понимание младенцами окружающего также изучается через привыкание и удивление по отношению к изменению.

Чтобы узнать, распознает ли младенец цвета так же, как и взрослый, мы много раз показываем ему объект одного цвета, дожидаемся, когда его интерес к этому объекту упадет до половины. Потом мы показываем такой же объект другого цвета или оттенка. Возвращение внимания и интереса ребенка позволяет нам увидеть, какое изменение для него действительно заметно и важно. Оказалось, что младенцы уже четырехмесячного возраста будут дольше смотреть на объект, если он отличается по цвету, чем если он отличается по оттенку, несмотря на то, что оттенок был подобран физически настолько же отличающимся от первоначального цвета. Через такого рода эксперименты удается показать, что на уровне восприятия ребенок очень много понимает в самые ранние, младенческие месяцы своей жизни так же, как и взрослый.

Удивительно, что младенцы не могут опереться на способность воспринимать окружающий мир для того, чтобы поднять одеяльце, которым мы прикрыли интересующий их объект, и достать его.

Они, например, не могут пройти еще один тест Пиаже: мы ставим две коробочки, на их глазах накрываем одной из коробочек интересующий их объект, позволяем им достать объект из-под коробочки, радуемся вместе с ними, а потом на их глазах прячем этот объект под другую коробочку. Оказывается, что младенец младше девятимесячного возраста будет искать объект снова под первой коробочкой. Хотя они видели, что мы спрятали объект под вторую, они все равно ищут его под первой коробочкой. Словно бы ищут там, где они уже находили, а не там, где объект в действительности находится.

От теории к действию

Современные авторы решили посмотреть, нельзя ли такого рода результаты объяснить тем, что знание ребенка не помогает ему действовать в соответствии с ним, адаптироваться к окружающему миру, опираясь на него.

Адель Даймонд, желая проверить это предположение, предложила такой эксперимент: она сделала специальный свинцовый нарукавничек и надела его на ребенка, только что нашедшего объект под первой коробочкой в задаче. Оказалось, что такой нарукавничек заставляет ребенка искать объект в нужной коробочке, то есть позволяет ему перестроиться с очень успешного предыдущего действия на новое, учитывающее новое обстоятельство.

Дело в том, что для нашей нервной системы вес двигательного органа, вес части нашего тела — это одно из условий, которое нужно учитывать при построении программы движения. То есть программа движения, которую мозг строит для руки, рассчитана на определенный вес. Если мы мгновенно изменяем вес конечности, нервная система перестраивает программу движения. Получается, что ребенок, который «видит» физические законы, для того, чтобы ими пользоваться, должен еще уметь контролировать программы действий, которые строятся на основе видимого.

Восприятие живого и неживого

То, что ребенок в окружающем мире «видит на глаз», достаточно сильно отформатировано. Чтобы этим знанием воспользоваться так, как это делает взрослый, ему необходимы большие шаги в когнитивном развитии, в том числе речевые, которые позволяют в большей степени контролировать мотивы, управлять своими действиями и вниманием.

Форматирование представлений включает в себя, в том числе разницу между живым и неживым. Для многих авторов это было удивительным, странным и неожиданным, поскольку предполагалось, что сложно понимать физические объекты, но понимать объекты, обладающие психикой, или анимированные объекты, обладающие намерениями и целями, — это задача уж точно не для младенца.

Но оказалось, что они не удивляются (не повышают количество фиксаций взора), если куклы заставляют двигаться одна другую без физического контакта, не касаясь друг друга, когда одна просто подходит к другой и вторая начинает двигаться. Но если такое происходит между кубиками или механическими конструкциями, если одна почему-то начинает самопроизвольно двигаться, это вызывает у детей большое удивление. Получается, что неконтактная передача импульса для механических объектов недопустима. Антропоморфный же объект может начать двигаться самопроизвольно, безотносительно к физическому контакту или стимулу со стороны другого объекта.

Понимает ли младенец, чего хотят взрослые

Исследования, которые проводила Аннет Вудворд, были построены в парадигме, позволяющей оценивать, может ли ребенок распознавать цель. Ребенку показывают человека, который из двух объектов несколько раз подряд выбирает один, находящийся слева, и очень сильно ему радуется. Потом объекты меняются местами.

В одной группе младенцы увидят, как взрослый выбирает тот же самый объект, но на другом месте. А в другой группе младенцы увидят, как взрослый выбирает другой объект, но на том же месте. И у тех и у других будет определенная степень новизны. Но для одних новизна связана с местом, куда тянется рука взрослого, а для других новизна связана с объектом, к которому тянется рука взрослого.

С шестимесячного возраста младенцы различают эти варианты. В одном случае, если человек тянется к новому объекту, они удивляются, потому что произошла смена цели. В другом случае, когда человек тянется к новому месту, но к тому же объекту, они не удивляются. Получается, что они понимают, что цель человека осталась прежней, поэтому ничего тут интересного и странного не происходит: это все ожидаемо, понятно, потому нет смысла смотреть сюда дольше. Так делают младенцы девяти, семи и шести месяцев, а в три месяца они так не делают.

Когда Вудворд узнает об этом факте, она задумывается о том, что трехмесячные младенцы — это люди, которые еще очень плохо могут сами что-нибудь хватать. Их скоординированность движений руки и пальцев настолько слаба, что они с очень маленькой вероятностью смогут взять какой-нибудь объект, даже если они хотят этого.

Вудворд с коллегами надели на трехмесячных младенцев специальные липкие перчатки и дали им объекты, которые обладают ответным липким эффектом. Это сильно повышает вероятность того, что ребенок схватит то, за чем он потянулся. Достаточно дотронуться до объекта, и он уже у тебя в руках. Это успех, и это так здорово, что ты получил то, что хотел. Через несколько часов такого опыта в парадигме со сменой места/цели они начали удивляться тому же, чему удивляются шестимесячные.

Аннет Вудворд считает, что опыт действия позволил им распознавать цели и намерения другого действующего. На основе таких работ она построила влиятельную концепцию того, откуда берется понимание других людей, как и из какого материала человек его создает, на чем основывает. Базируясь на определенном опыте, ребенок очень рано может выделять в окружающей реальности весьма подробные намерения других людей.

В возрасте полутора лет дети могут распознавать не просто намерения отказать в получении какой-нибудь игрушки, но и его основание. Они видят разницу между ситуациями, когда взрослый отвлекся и поэтому не может подать игрушку, когда он запрещает пользоваться игрушкой или когда он не услышал и поэтому не подает игрушку, которую ребенок просит.

Роль коммуникации при определении намерений

Другие авторы решили посмотреть, что будет, если мы сведем все многообразие возможных признаков живого объекта к тому, что у него будет некая ориентация, возможность выбора. Будет ли в этом случае младенец приписывать цель этому существу? Им стал зеленый овальчик на экране, который разворачивался то в одну сторону, то в другую к символам на экране (к условной пище), потом выбирал один из них и двигался к нему .

Оказалось, что дети в возрасте семи или восьми месяцев удивлялись в соответствии с представлениями о намерении по отношению к выбору зелененького овальчика так же, как и по отношению к выбору руки человека. Но обязательным условием было то, чтобы экспериментатор предварительно коммуницировал с этим «существом». Экспериментатор говорил: «Привет, привет!», тот ему пищал что-то в ответ, двигался; экспериментатор говорил: «Как твое настроение?» ― тот снова реагировал.

Дети начинали приписывать зеленому овальчику намерения и цели в выборе объектов при условии коммуникации. А если коммуникативного условия предварительно не было, то, соответственно, этот зелененький овальчик не воспринимался как кто-то, кто может обладать целями и хотеть намеренно что-то выбрать. Достаточно всего лишь участия в коммуникации между теми, кого видит ребенок, чтобы он стал ожидать от них поведения в соответствии с характеристиками живого. Это весьма сложная конструкция, но работающая. Получается, она позволяет ребенку в младенчестве многое распознавать и пользоваться этим, для того чтобы быстро вычленить, где человек, где близкий человек, где человек, который готов учить и заботиться.

Кто должен убирать снег на дороге?

О том, как образуется лёд на дорогах и тротуарах, дети к шести годам уже знают.

Ребята считают, что всем выдать сноуборды!

Ребята считают, что всем выдать сноуборды! Фото: АиФ/ Фото: Ирина Якунина

«Дороги скользкие, потому что погода у нас непостоянная, то снежная, то тёплая, то холодная», — рассуждает Даша Кирилюк. — Вот лёд и намёрз». А вот по поводу того, кто должен его убирать, мнения ребят разошлись. «Вообще-то его должны убирать взрослые дяди и тёти, но не убирают, потому что скользко и они могут упасть», — говорит Кристина Клоцбах. С девочкой согласны Даша и Илья Баранов, что убирают дворники и специальные машины, но мальчик считает, что снега выпало много, а машин мало, и они боятся, что их снегом засыплет. «Они не успевают, потому что им то покушать надо, то посикать», — считает Даша. Илья Бронников говорит, что для уборки снега есть специальная лопата и на уборку улиц надо выходить всем. «Вот в деревне у нас убирает деда, а я ему помогаю, потому что у меня есть ботинки по сугробам». Саша Машновский уверяет: лёд крепкий и его вообще убирать невозможно, а Женя Силин предлагает вместо этого выдать всем сноу­борды, чтобы удобнее было добираться, куда захочешь.

Вы меня вообще не понимаете

Что я только не пытался предпринять: кричал громче и тише, высоким голоском и басом, жалобно хныкал, хлопал глазами, махал руками и ногами, — вы каждый раз не угадываете мои желания. Я хочу на ручки, а у меня перед носом снова трясут погремушкой. Хочу помыться, а дают еду. Нет, я, конечно, покушаю — зачем отказываться? Но хотел я не этого! Впору и правда заговорить в три месяца. 

О чём думают наши дети?

Очень многое зависит от подачи информации. Как лично вы что-то объясняете или рассказываете своему малышу?!

Сейчас очень модно говорить, что ребёнок личность (никто не спорит), что у него есть своя точка зрения. Мне, конечно, тут же хочется спросить:

Что значит, у ребёнка своя точка зрения?

Сначала вдумаемся в эту фразу, а потом обратимся к толкованиям данного словосочетания. Выясняется следующее:

Точка зрения  —  это жизненная позиция, с которой человек оценивает происходящие вокруг него события.

Понимаете? Проще говоря, жизненный опыт. А что касается набора данного опыта, то открою вам секрет — именно для этого, дорогие родители, мы как раз и нужны!

Ребёнок может высказать своё мнение. Научите его этому, в первую очередь собственным примером. Предоставьте ему выбор, но сами отслеживайте составляющие предложенных вариантов. Например:

  • Какие ты наденешь джинсы голубые или синие?
  • Ты будешь кашу овсяную или манную?
  • Пойдём гулять сейчас или после мультиков?
  • Уроки сделаешь сейчас или немного отдохнёшь?

И то, если эти варианты существуют.

Если, например, вы знаете, что на улице дождь, то обувь и одежда должна быть соответствующие (по погоде). Тогда лучше объяснить ребёнку, почему стоит поступить так, а не иначе. Чем пускаться в долгие дебаты: «А я хочу надеть то-то» или «Мне больше нравятся шорты».

Своё мнение или тем более точку зрения может высказывать (осознано) хотя бы подросток. И даже здесь с оговоркой — если вы научили его, как должно быть.

Не надо вдаваться в «маразм», разрешая всё, мол, пусть убедиться сам, что это не правильно. Надо научить. Об этом мы с вами говорили в «Дисциплина или муштра» и «Как правильно воспитывать ребёнка» .

Теперь вернёмся к «заявленной» теме  — «О чём думают дети».

Хватит меня трясти!

Когда мне что-то не нравится или я расстраиваюсь, вы любите меня трясти. Не знаю, кто вам сказал, что с детьми это работает, — наверное, у вас ассоциации с каким-нибудь сломанным телевизором. Потряс его, и он снова показывает. А я вот всё запомню. И когда мама будет у папы на день рождения шубу просить, намекну ему, чтобы он её потряс хорошенько, — вдруг, перестанет просить, а?

Отчего режим чёрного неба?

В представлении дошколят, режим чёрного неба объявляют перед грозой, чтобы люди смогли взять с собой зонтики и резиновые сапоги.

Дети мечтают, чтобы режим чёрного неба никогда не наступал.

Дети мечтают, чтобы режим чёрного неба никогда не наступал. Фото: АиФ/ Фото: Ирина Якунина

«Я, конечно, дождика не боюсь, но его не люблю, потому что у меня сапог резиновых нет, одни в дырках, а другие маленькие, у бабушки в деревне, — говорит Саша Машновский. Женя Силин и Илья Бронников расстраиваются, когда идёт дождь, потому что им не разрешают гулять. «А если гроза, даже мультики не посмотришь, потому что всё выключают дома», — добавляет Илья. Его тёзка Илья Баранов мечтает, чтобы режим чёрного неба никогда не наступал, ведь это не просто дождик: «Это когда молнии сверкают, ураган и смерч, которые могут кого-то убить, не помогут ни зонтик, ни куртка, ни резиновые сапоги… Точно заболеешь, а очень не хочется…» А вот Ульяна Елисеева любит чёрное небо, но редко его видит, потому что обычно спит в это время. «Только когда мы ходим в баню к соседке и задерживаемся до ночи, можно полюбоваться луной и звёздочками».

В вашем меню есть что-то, кроме молока?

Думаете, я не вижу, как мама таскает вкусное печенье из вазочки, бабушка режет апельсин, а папа уминает куриную ножку? Я тоже хочу всё это попробовать! Да, у меня нет зубов, но и у дедушки их маловато, однако же, я ни разу не видел его с бутылкой молока. Скорее бы уже эти 4 месяца — хотя бы овощные пюре попробую. О том, как правильно выбрать овощное пюре, читайте в нашей статье.

8468f_8f5f.jpg

Откуда в городе пробки?

Разбор ситуации с пробками у четверых ребятишек вызвал горячий спор.

По мнению детей, в машины нужно встроить пружины, чтобы они могли ходить!

По мнению детей, в машины нужно встроить пружины, чтобы они могли ходить! Фото: АиФ/ Фото: Ирина Якунина

Рома Макаренко уверен, что пробки исключительно из-за аварий. «Нет, — спорит Илья Баранов, — это у нас светофоры слишком долго горят, и машины не успевают проехать. Ульяна Дропкова предлагает всем соблюдать правила дорожного движения, тогда пробок не будет. Но Илья уверен, что таким лёгким способом от пробок не избавиться. «Нужно придумать машинам такие пружины, чтобы они могли по асфальту ходить, как люди, а если не машины будут людей возить, а люди машины, то они не будут много машин заводить. И пробок не будет». Женя Нестерова считает, что попасть в пробку не так уж и плохо: «Можно в телефоне поиграть, или, если с братом едешь, можно с ним пообщаться. Да и маме с папой есть о чём поговорить».

«Страшное» видео о детях. Задумайтесь!

А в конце сегодняшней статьи хочу предложить вашему вниманию видео, которое вы, возможно, видели. Если вдуматься в рассказанную проблему, то видео ряд действительно можно назвать страшным. И кстати, вы ошибаетесь на 99,99%, если считаете, что вас это может миновать.

Так что приготовьте валидол или корвалол. Садитесь в мягкое кресло — смотрите и запоминайте:

Именно для того, чтобы понять, как ваш ребёнок поведёт себя в такой ситуации, я и завела сегодняшний разговор «О чём думают дети» . Нам кажется, что мы всему научили наше чадо, что подготовили для многих ситуаций. Но для какой-то конкретной ситуации, возможно, и нет.

Тем более что в вышеописанном видео, рассказывается о том, что с детьми «работаю профессионалы»…

Спасибо вам за внимание. Жду ваших комментариев и рассказов о том, как вы решаете эти вопросы. Как объясняете ребёнку такие правила?

Не пропустите последующие статьи, для этого подпишитесь на обновления.

На сегодня всё, до встреч. Желаю всем избежать попадания в список «ушедших» с чужими людьми!

С уважением, автор Наталья Тараскина

Блог MyRebenok.com

Гулять, так гулять

Мои родители — любители всяческой подмены. Пустышка вместо маминой груди или бутылки (а я будто бы не чувствую, что оттуда ничего не течёт!), укачивание в шезлонге вместо ручек, прогулки на балконе… Знаешь, мам, ногти можно и дома постричь, может, не будешь в салон ходить? А ты, пап, смотри футбол, потягивая квас из кружки. Не хочется, да? То-то же!

Смотрите также:

  • «Движение – это жизнь!» — считает 23-летняя красноярка, водитель автобуса →
  • Вторая жизнь Вити. В груди малыша бьётся донорское сердце девочки из Индии →
  • Параллельная реальность, или одно счастье в руки (31.07.2014) →

Что вы на меня надели?!

Я, конечно, понимаю, что вкусы у всех разные, но вы бы сами на себя такое надели? Розовые рюшечки, ушки с хвостиками и прочие прибамбасы. Ладно, я согласен быть зайчиком или тигрёнком — это даже мило. Но нарядить меня тыквой на Хэллоуин и ёлкой на Новый год — это кто вообще придумал?

10dfbc_644e.jpg

Вы издеваетесь???

Вы пользуетесь моей беспомощностью. Показываете игрушки, которые я не могу схватить. Включаете свои фильмы на телевизоре, ведь я не умею пока пользоваться пультом. Или и того хуже — кладёте на животик и машете издалека своим смартфоном: «Ползи!» Ну ничего, это всё до поры, до времени. Вы оглянуться не успеете, как я не только поползу и схвачу пульт, но и начну залезать на все стулья и диваны, доберусь до ваших любимых вещей и хорошенько поиграю. А нечего было издеваться!

Оцените материал:

спасибо, ваш голос принят

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...