БУНИН Иван Алексеевич — биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография Бунина, самые важные и интересные факты из жизни Ивана Алексеевича

1870—1953

И. Бунин

И. Бунин

Иван Алексеевич Бунин, считая равнозначными для себя стихи и прозу, печатал их в своих сборниках нередко рядом. Как некогда у Тургенева, стиль бунинской прозы сложился во многом благодаря опыту поэзии. Начинал он как стихотворец: в 1891 г. приложением к газете «Орловский вестник» вышла еще ученическая книжка «Стихотворения. 1887—1891». Самобытным поэтом Бунин явился через десять лет, когда в 1901 г. в Москве символистское издательство «Скорпион» выпустило сборник «Листопад» (содержавший, помимо стихотворений, одноименную поэму). Он был восторженно принят критикой и отмечен Пушкинской премией Академии наук, тем самым лирика Бунина возводилась в эталон традиционно понимаемой поэзии.

Почерк Бунина-поэта — чеканный, четкий, рисунок — сжатый и сосредоточенный, манера — сдержанная, почти холодная. Его темы, язык, способы рифмовки лишены примет их резкого обновления, предпринятого символистами. «На фоне русского модернизма поэзия Бунина выделяется как хорошее старое», — писал Ю. Айхенвальд. Но было в ее строе и свое, особенное — миф о гармонии в природе, элегическая печаль об уходящей усадебной жизни; аромат знаменитых бунинских «антоновских яблок» веял и в поэтической строке. Как бы в противовес всеобъемлющим трагическим предчувствиям символистов, в противовес порой и своей собственной прозе, в стихах Бунин поет красоту, покой. Отсюда ориентация на классическую поэтику (Брюсов причислял Бунина к «парнасцам»).

А. Твардовский отмечал, что лирическому герою Бунина присуще «неотступное чувство возраста». Оно и в обостренной ностальгии по прошлому и в переменах ориентиров, настроений. В годы первой русской революции под влиянием глубинного восприятия ее событий в поэзии Бунина нарастает философское начало, на смену «фетовскому» мироощущению приходит «тютчевское». Экзотические восточные мотивы (отголосок путешествий поэта по Греции и странам Ближнего Востока) ценны не чертами этнографизма; в стихотворениях этого круга — постижение связи времен и культур, осознание своей сопричастности общемировому целому. С начала 1910-х годов поэзия Бунина как бы возвращается на русскую землю, к ее истории, фольклору. Размышления о судьбах России в бунинской прозе и поэзии высвечивают сложное понимание народа в противоречиях национального характера. В стихотворениях на «вечные темы», столь характерных для Бунина, учащаются мысли о смерти (значительная в бунинской прозе тема любви в его лирике менее заметна)

С событиями 1917 г. странным образом совпало оскудение поэтического дара Бунина. Находясь в эмиграции, он переделывает ранние стихи, строже отбирает новые. Но высшие достижения его поэзии позади, всю силу своего лиризма Бунин перенес в прозу.

Изд.: Бунин И. Собр. соч.: В 9 т. М., 1965—1967.

* * *

Не видно птиц. Покорно чахнет
Лес, опустевший и больной.
Грибы сошли, но крепко пахнет
В оврагах сыростью грибной.

93

Глушь стала ниже и светлее,
В кустах свалялася трава,
И, под дождем осенним тлея,
Чернеет темная листва.

А в поле ветер. День холодный
Угрюм и свеж — и целый день
Скитаюсь я в степи свободной,
Вдали от сел и деревень.

И, убаюкан шагом конным,
С отрадной грустью внемлю я,
Как ветер звоном однотонным
Гудит-поет в стволы ружья.

1889

* * *

Ту звезду, что качалася в темной воде
Под кривою ракитой в заглохшем саду, —
Огонек, до рассвета мерцавший в пруде,
Я теперь в небесах никогда не найду.

В то селенье, где шли молодые года,
В старый дом, где я первые песни слагал,
Где я счастья и радости в юности ждал,
Я теперь не вернусь никогда, никогда.

1891

* * *

Когда на темный город сходит
В глухую ночь глубокий сон,
Когда метель, кружась, заводит
На колокольнях перезвон, —

Как жутко сердце замирает!
Как заунывно в этот час,
Сквозь вопли бури, долетает
Колоколов невнятный глас!

Мир опустел… Земля остыла…
А вьюга трупы замела.
И ветром звезды загасила,
И бьет во тьме в колокола.

94

И на пустынном, на великом
Погосте жизни мировой
Кружится Смерть в веселье диком
И развевает саван свой!

1895

РОДИНА

Под небом мертвенно-свинцовым
Угрюмо меркнет зимний день,
И нет конца лесам сосновым,
И далеко до деревень.

Один туман молочно-синий,
Как чья-то кроткая печаль,
Над этой снежною пустыней
Смягчает сумрачную даль.

1896

* * *

Спокойный взор, подобный взору лани,
И всё, что в нем так нежно я любил,
Я до сих пор в печали не забыл,
Но образ твой теперь уже в тумане.

А будут дни — угаснет и печаль,
И засинеет сон воспоминанья,
Где нет уже ни счастья, ни страданья,
А только всепрощающая даль.

1901

НОЧЬ

Ищу я в этом мире сочетанья
Прекрасного и вечного. Вдали
Я вижу ночь: пески среди молчанья
И звездный свет над сумраком земли.

Как письмена, мерцают в тверди синей
Плеяды, Вега, Марс и Орион.
Люблю я их теченье над пустыней
И тайный смысл их царственных имен!

Как ныне я, мирьяды глаз следили
Их древний путь. И в глубине веков

95

Все, для кого они по тьме светили,
Исчезли в ней, как след среди песков:

Их было много, нежных и любивших,
И девушек, и юношей, и жен,
Ночей и звезд, прозрачно-серебривших
Евфрат и Нил, Мемфис и Вавилон!

Вот снова ночь. Над бледной сталью Понта
Юпитер озаряет небеса,
И в зеркале воды, до горизонта,
Столпом стеклянным светит полоса.

Прибрежья, где бродили тавро-скифы,
Уже не те, — лишь море в летний штиль
Всё так же сыплет ласково на рифы
Лазурно-фосфорическую пыль.

Но есть одно, что вечной красотою
Связует нас с отжившими. Была
Такая ж ночь — и к тихому прибою
Со мной на берег девушка пришла.

И не забыть мне этой ночи звездной!
Когда весь мир любил я для одной!
Пусть я живу мечтою бесполезной,
Туманной и обманчивой мечтой, —

Ищу я в этом мире сочетанья
Прекрасного и тайного, как сон.
Люблю ее за счастие слиянья
В одной любви с любовью всех времен!

1901

ОДИНОЧЕСТВО

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…

96

Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены…

Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить…
Хорошо бы собаку купить.

<1903>

ПЕСНЯ

Я — простая девка на баштане,
Он — рыбак, веселый человек.
Тонет белый парус на Лимане,
Много видел он морей и рек.

Говорят, гречанки на Босфоре
Хороши… А я черна, худа.
Утопает белый парус в море —
Может, не вернется никогда!

Буду ждать в погоду, в непогоду…
Не дождусь — с баштана разочтусь,
Выйду к морю, брошу перстень в воду
И косою черной удавлюсь.

1903—1906

СТАМБУЛ

Облезлые худые кобели
С печальными, молящими глазами —
Потомки тех, что из степей пришли
За пыльными скрипучими возами.

Был победитель славен и богат,
И затопил он шумною ордою
Твои дворцы, твои сады, Царьград,
И предался, как сытый лев, покою.

97

Но дни летят, летят быстрее птиц!
И вот уже в Скутари на погосте
Чернеет лес, и тысячи гробниц
Белеют в кипарисах, точно кости.

И прах веков упал на прах святынь,
На славный город, ныне полудикий,
И вой собак звучит тоской пустынь
Под византийской ветхой базиликой.

И пуст Сераль, и смолк его фонтан,
И высохли столетние деревья…
Стамбул, Стамбул! Последний мертвый стан
Последнего великого кочевья!

1905

ГРОБНИЦА РАХИЛИ

«И умерла, и схоронил Иаков
Ее в пути…» И на гробнице нет
Ни имени, ни надписей, ни знаков.

Ночной порой в ней светит слабый свет,
И купол гроба, выбеленный мелом,
Таинственною бледностью одет.

Я приближаюсь в сумраке несмело
И с трепетом целую мел и пыль
На этом камне, выпуклом и белом…

Сладчайшее из слов земных! Рахиль!

1907

СЛЕПОЙ

Вот он идет проселочной дорогой,
Без шапки, рослый, думающий, строгий,
С мешками, с палкой, в рваном армячишке,
Держась рукой за плечико мальчишки.

И звонким альтом, жалобным и страстным,
Поет, кричит мальчишка, — о прекрасном
Об Алексее, божьем человеке,
Под недовольный, мрачный бас калеки.

98

«Вы пожалейте, — плачет альт, — бездомных!
Вы наградите, люди, сирых, темных!»
И бас грозит: «В аду, в огне сгорите!
На пропитанье наше сотворите!»

И, угрожая, властным, мерным шагом
Идет к избушке ветхой над оврагом,
Над скудной балкой вдоль иссохшей речки,
А там одна старуха на крылечке.

И крестится старуха и дрожащей
Рукою ищет грошик завалящий
И жалко плачет, сморщивая брови,
Об окаянной грешнице Прасковье.

1907

ДОЛИНА ИОСАФАТА

Отрада смерти страждущим дана.
Вы побелели, странники, от пыли,
Среди врагов, в чужих краях вы были,
Но вот вам отдых, мир и тишина.

Гора полдневным солнцем сожжена,
Русло Кедрона ветры иссушили.
Но в прах отцов вы посохи сложили,
Вас обрела родимая страна.

В ней спят цари, пророки и левиты.
В блаженные обители ея
Всех, что в чужбине не были убиты,
Сбирает милосердный судия.
По жестким склонам каменные плиты
Стоят раскрытой Книгой Бытия.

20 августа 1908

МОГИЛЬНАЯ ПЛИТА

Опять знакомый дом…

Огарев

Могильная плита, железная доска,
В густой траве врастающая в землю, —
И мне печаль могил понятна и близка,
И я родным преданьям внемлю.

99

И я «люблю людей, которых больше нет»,
Любовью всепрощающей, сыновней.
Последний их побег, я не забыл их след
Под старой, обветшалою часовней.
Я молодым себя, в своем простом быту,
На бедном их погосте вспоминаю.
Последний их побег, под эту же плиту
Приду я лечь — и тихо лягу — с краю.

6 сентября 1913

БЕГСТВО В ЕГИПЕТ

По лесам бежала Божья мать,
Куньей шубкой запахнув младенца.
Стлалось в небе Божье полотенце,
Чтобы ей не сбиться, не плутать.

Холодна, морозна ночь была,
Дива дивны в эту ночь творились:
Волчьи очи зеленью дымились,
По кустам сверкали без числа.

Две седых медведицы в лугу
На дыбах боролись в ярой злобе,
Грызлись, бились и мотались обе,
Тяжело топтались на снегу.

А в дремучих зарослях, впотьмах,
Жались, табунились и дрожали,
Белым паром из ветвей дышали
Звери с бородами и в рогах.

И огнем вставал за лесом меч
Ангела, летевшего к Сиону,
К золотому Иродову трону,
Чтоб главу на Ироде отсечь.

21 октября 1915

АЛЕНУШКА

Аленушка в лесу жила,
Аленушка смугла была,
Глаза у ней горячие,
Блескучие, стоячие,
Мала, мала Аленушка,
А пьет с отцом — до донушка.

100

Пошла она в леса гулять,
Дружка искать, в кустах вилять,
Да кто ж и лесу встречается?
Одна сосна качается!
Аленушка соскучилась,
Безделием измучилась,
Зажгла она большой костер,
А в сушь огонь куда востер!
Сожгла леса Аленушка
На тыщу верст, до пёнушка,
И где сама девалася —
Доныне не узналося!

30 октября 1915

СЛОВО

Молчат гробницы, мумии и кости, —
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте
Звучат лишь Письмена.

И нет у нас иного достоянья!
Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный — речь.

7 января 1915
Москва

* * *

Просыпаюсь в полумраке.
В занесенное окно
Смуглым золотом Исакий
Смотрит дивно и темно.

Утро сумрачное снежно,
Крест ушел в густую мглу.
За окном уютно, нежно
Жмутся голуби к стеклу.

Всё мне радостно и ново:
Запах кофе, люстры свет,
Мех ковра, уют алькова
И сырой мороз газет.

17 января 1915
Петербург

101

СЕМНАДЦАТЫЙ ГОД

Наполовину вырубленный лес,
Высокие дрожащие осины
И розовая облачность небес:
Ночной порой из сумрачной лощины
Въезжаю на отлогий косогор
И вижу заалевшие вершины,
С таинственною нежностью, в упор
Далеким озаренные пожаром.
Остановясь, оглядываюсь: да,
Пожар! Но где? Опять у нас, — недаром
Вчера был сход! И крепко повода
Натягиваю, слушая неясный,
На дождь похожий, лепет в вышине,
Такой дремотно-сладкий и бесстрастный
К тому, что там и что так страшно мне.

27 июня 1917

* * *

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я всё — вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав —
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленям припав.

14 июля 1918

102

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890–1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.

© Электронная публикация РВБ, 2017–2021. Версия 2.1 от 29 апреля 2019 г.

Вы робот?

Мы заметили, что с вашего адреса поступает очень много запросов.

Подтвердите, что вы не робот

1.

Андрей Белый
Александр Блок
Вячеслав Иванов

9.i.8.vn.sp.us.sp.tf.sj.sv.sl.vp.1t.vp.sq.v3.sq.1y.k.g.1s.e.25.e.tk.uv.sh.v2.si.uz.st.v2.sp.si.n.1w.k.b.1x.2i.s.1y.3.2g.5.2f.p.sm.r.2m.p.j.c

Ваш запрос не может быть обработан

Ваш запрос не может быть обработан

С данным запросом возникла проблема. Мы работаем чтобы устранить ее как можно скорее.

Библиография

  • «Антоновские яблоки»
  • «Деревня»
  • «Суходол»
  • «Легкое дыхание»
  • «Сны Чанга»
  • «Лапти»
  • «Грамматика любви»
  • «Митина любовь»
  • «Окаянные дни»
  • «Солнечный удар»
  • «Жизнь Арсеньева»
  • «Кавказ»
  • «Темные аллеи»
  • «Холодная осень»
  • «Цифры»
  • «Чистый понедельник»
  • «Дело корнета Елагина»

Символизм

Представители: К. Д. Бальмонт, В. Я. Брюсов, З.Н. Гиппиус, Б. Зайцев, И. Ф. Анненский, А.М. Ремизов, В. Иванов, А. Белый, А. А. Блок, Д. С. Мережковский и другие.

Изначально символизм в литературе зародился во Франции в 1880-е годы. Однако в Россию пришёл в последнее десятилетие XIX века и имел свои особенности. Одна из главных черт русского символизма — дуализм, то есть двойственность. Есть материальный, вещественный мир, а вместе с ним одновременно существует мир символов, знаков, потайных смыслов. Дуализм также выражается символистами с помощью двойной композиции произведений. 

Символизм не обращается к логике, к познанию, он предпочитает чувственное восприятие. Символисты не только вкладывали свой смысл в те или иные образы, но и переосмысляли уже существующие общепринятые символы и знаки. Так, например, благодаря символизму в литературе появились такие жанры, как религиозная поэма, символически трактованная легенда.

Мир, создаваемый символистами, — это мир абстракции, символов, фантазий, неопределённости. Слово у символистов — символ.

2.

Иван Бунин
Сергей Есенин
Осип Мандельштам

9.i.8.vv.sg.up.su.1u.te.vl.ss.st.v0.1w.n.g.1x.9.1y.2i.tq.ux.vs.vo.sr.v1.sm.uv.k.g.1y.d.1z.9.t.l.28.2l.1.29.g.ut.s.2l.q.h.7

Авторы, принадлежащие эпохе Серебряного века

Поэты-символисты первого поколения: Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Федор Сологуб и др.

Поэты-символисты второго поколения: Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов и др.

Акмеисты: Николай Гумилев, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Сергей Городецкий, Михаил Зенкевич, Владимир Нарбут и др.

Эгофутуристы: Игорь Северянин, Константин Романов и др.

Кубофутуристы: Владимир Хлебников, Владимир Маяковский, братья Николай и Давид Бурлюки, Алексей Крученых и др.

Поэты группы «Мезонин поэзии»: Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев и др.

Поэты объединения «Центрифуга»: Борис Пастернак, Сергей Бобров и др.

3.

Владимир Маяковский
Вадим Шершеневич
Василий Каменский

9.i.8.vl.sp.up.sn.uy.sv.sq.vl.l.vx.us.vy.uz.su.us.vn.uz.st.uw.p.h.1w.n.2h.n.9.vy.st.tf.so.vl.vt.sl.uw.ti.sk.1s.m.n.1z.e.1t.2i.l.n.4.2j.7.2f.i.uq.t.2m.s.1u.f

Александр Блок

Произведения Александра Блока – это смешение собственного «я», окружающего мира и мистического мира. В своем творчестве поэт пытается найти гармонию между этими составляющими.

Для Блока одной из важнейших ценностей является родина, отношение к которой поэт выражает через чувства к женщине. Образ «Прекрасной Дамы» в стихах Блока олицетворяет Россию. Именно родина является для поэта путеводной звездой, вселяющей надежду в трудные времена. Автор вкладывает в понятие родины не столько государство, сколько народ и судьбу нации.

Творческий подъем Александра Блока относится к периоду Великой Октябрьской революции. В 1918 году параллельно происходящим в стране событиям выходит в свет его поэма «Двенадцать». Произведение отражает дух того времени. В поэме описано то, какой ценой дается народу свержение старого мира и становление нового:

Так идут державным шагом –
Позади – голодный пес,
Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз –
Впереди – Исус Христос.

«Двенадцать» по праву считается вершиной творчества Александра Блока.

Значимые произведения А. Блока: стихотворения «Незнакомка» (1906), «Русь» (1906), «О доблестях, о подвигах, о славе… » (1908), «Россия» (1908), цикл «Снежная маска» (1907), цикл «Через двенадцать лет» (1909-1910), поэмы «Двенадцать», «Скифы», «Соловьиный сад».

5.

Михаил Зенкевич
Борис Пастернак
Николай Гумилев

9.i.8.vy.sq.uz.st.ux.sj.sr.h.ti.te.uw.sp.uy.sl.us.i.1z.1w.k.2e.25.e.vo.su.tf.si.th.l.j.1y.2l.1x.e.25.1w.0.2g.0.29.i.uq.r.2l.m.21.b

Футуризм

Представители: В.В. Маяковский, братья Д. и Н. Бурлюки, В. Хлебников, А.Е. Кручёных, Е. Гуро, Б. Пастернак и другие.

Название восходит к латинскому слову “futurum”, что значит «будущее». Футуристы смело выступали за преображение мира, преображение литературы. Широко известен манифест футуристов — «Пощёчина общественному вкусу». Футуризм появился примерно в одно время с акмеизмом — например, манифест был опубликован в 1912 году. 

Дерзость футуристических идей доходила до того, что они предлагали «сбросить с корабля современности» Ф.М. Достоевского, А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого и многих других писателей-классиков золотого века. Также манифест футуристов призывал менять и обновлять существующий язык, привносить в него разнообразные новые слова. Например, Владимир Маяковский стал создателем новой формы стихотворения — «лесенкой». Более того, в творчестве того же В.В. Маяковского можно найти большое количество неологизмов и употреблений существующих слов в совершенно новых формах и склонениях. Слово у футуристов новое, громкое, смелое, но главное — звучащее. 

6.

Дмитрий Мережковский
Демьян Бедный
Валерий Брюсов

9.i.8.vl.si.uy.sm.te.sr.sr.h.tg.td.tm.vk.v3.si.1y.k.g.1s.e.25.2i.tr.uy.sr.ut.si.uy.l.j.1y.2l.1x.e.25.1w.0.2g.0.2d.i.uq.r.2l.m.h.b

7.

Анна Ахматова
Зинаида Гиппиус
Марина Цветаева

9.i.8.vz.si.td.sr.v3.sj.i.t3.sn.us.ti.sh.us.si.uu.i.1z.1w.k.2e.m.e.vq.vp.tn.si.1z.1u.n.2k.1y.a.p.1t.2d.8.2b.3.1y.sh.27.9.26.21.2k

Сергей Есенин

Творчество русского поэта Сергея Есенина определяют как новокрестьянская поэзия. Более поздние работы относятся к имажинистскому литературному течению.

Выходец из деревни, он видел скромную красоту родного пейзажа. Есенин один из немногих, кто описывал прелести крестьянской жизни:

Положили гурьбой
Золотые снопы.
На гумне вперебой
Зазвенели цепы.

«Молотьба», 1914–1916.

В начале Октябрьской революции поэт поддерживал новые идеи, которые несла смена власти. Но при виде разрушения крестьянского быта он разочаровался в революционных общественных изменениях.

Есенин не находил своего места в новой промышленной стране. В этот промежуток жизни поэта деревенская тема его лирики сменилась любовной.

Ближе к своей кончине Есенин стал необычайно много писать. За два года он сочинил порядка ста стихотворений. Произведения того периода отличались емкостью, богатым содержанием и глубоким смыслом. Последние стихи Есенина обрели трагические оттенки. Поэт словно чувствовал близость смерти:

Вечером синим, вечером лунным
Был я когда-то красивым и юным.

Неудержимо, неповторимо
Все пролетело. далече.. мимо…

Сердце остыло, и выцвели очи…
Синее счастье! Лунные ночи!

1925.

8.

Всеволод Багрицкий
Игорь Северянин
Федор Сологуб

9.i.8.vv.sh.v3.vn.tq.j.sz.sk.sn.us.tg.vy.v0.so.uz.i.1z.1w.k.2e.n.e.vz.sj.1v.sl.up.sh.uy.sn.vl.so.l.ut.tg.vm.uq.vn.20.s.27.j.g.24.c.1t.2h.q.1v.3.2g.3.2j.j.sh.v.9.26.k.f

Библиография

«Антоновские яблоки»

«Деревня»

«Суходол»

«Легкое дыхание»

«Сны Чанга»

«Лапти»

«Грамматика любви»

«Митина любовь»

«Окаянные дни»

«Солнечный удар»

«Жизнь Арсеньева»

«Кавказ»

«Темные аллеи»

«Холодная осень»

«Цифры»

«Чистый понедельник»

«Дело корнета Елагина»

9.

Николай Минский
Константин Бальмонт
Зинаида Гиппиус

9.i.8.vo.sq.v0.sj.uy.sn.si.h.ti.ux.uz.su.ux.vn.tj.i.1z.1w.k.2e.g.e.vk.vr.uu.i.uz.vn.td.sg.ss.st.j.g.h.2m.l.b.22.i.28.c.29.d.1w.sm.24.a.24.1u.2n

10.

Елена Гуро
Велимир Хлебников
Владимир Маяковский

9.i.8.vl.sn.uy.sr.v2.sr.vm.h.sw.uy.up.sg.v0.so.v0.ss.ur.l.1z.20.g.2i.m.d.vt.vl.uu.su.uv.vo.sq.sr.j.g.h.2m.l.b.22.i.28.c.29.1.20.4.2j.6.2i.i.uq.sg.24.f.t.1t.b

11.

Ирина Одоевцева
Анна Ахматова
Марина Цветаева

9.i.8.vn.sv.v0.sj.1u.tf.vr.st.sl.tf.uy.sj.up.g.1s.1v.k.2i.l.2.uf.sj.uq.st.ur.i.td.vk.uw.sr.i.su.sr.ut.1w.vn.us.ss.uz.ss.uw.l.ur.vu.uu.su.tq.vs.25.s.27.l.j.1y.2l.1x.e.25.1w.0.2g.1.2f.i.uq.r.2l.m.m.b

Эта статья создана пользователем Онедио. Со стороны редакции изменений не было. Вы тоже можете создавать свои статьи на нашем сайте.

«Печаль ресниц сияющих и черных…»

Это стихотворение состоит из двух строф. В первой из них автор вспоминает любимую, образ которой до сих пор живет в его душе, в его глазах. Однако лирический герой с горечью осознает, что молодость прошла, и прежнюю возлюбленную уже не вернуть. Его нежность в описании девушки подчеркивают различные средства выразительности, например метафоры («печаль ресниц», «огонь глаз», «алмазы слез») и эпитеты («глаза небесные», «слезы непокорные», «ресницы сияющие»).

Во второй строфе стихотворения лирический герой задумывается о том, почему возлюбленная до сих пор приходит к нему во сне, а также вспоминает восторг от встречи с этой девушкой. Эти размышления выражаются в произведении риторическими вопросами, на которые, как известно, ответа не следует.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...